Школа пчеловодства Прокоповича

История развития пчеловодства в нашей стране тесно связана с именем и трудами Петра Ивановича Прокоповича.

Прокопович известен не только своим впервые в истории изобретенным рамоч­ным ульем, системой ухода в нем и от­крытиями в области «естественных позна­ний о пчелах». Он был основателем и руководителем первой в России школы пчеловодства, талантливым учителем не одного поколения пчеловодов.

О школе пчеловодства Прокоповича написано мало. К тому же эти далеко не полные публикации, особенно относя­щиеся к дореволюционному периоду, стали библиографической редкостью, не­доступной массовому читателю.

Мы в какой-то мере хотим познакомить читателей журнала с деятельностью соз­данной трудами Прокоповича школы, которая по своей организации и методике преподавания была «исключительным для своего времени явлением в русской жизни».

Большинство биографов Прокоповича приурочивают открытие школы к 7 мая 1828 г., когда оно было одобрено засе­данием совета Московского общества сельского хозяйства. Формально разреше­ние на открытие школы последовало от малороссийского военного губернатора 28 ноября 1828 г. за № 11078. Фактически же школа начала свою деятельность с 1 ноября 1826 г., то есть за два года до официального разрешения.

Открывая школу, Прокопович перво­начально намеревался обучать пчеловод­ству «собственных людей» — своих ра­бочих, так называемых «служителей», работавших в его хозяйстве. Крепостных людей, как предполагали некоторые исследователи, у Прокоповича не было (об этом свидетельствует составленное им в 1826 г. завещание, где перечислялось все имущество, без упоминания о кре­постных).

Одновременно - с обучением своих «служителей» Прокопович начал прием учеников и со стороны с искренним на­мерением распространить знания по пчеловодству и среди народа. В докладной записке Московскому обществу сельского хозяйства он, например, писал: «Если знаменитое Московское общество хозяй­ства сельского, пекущееся о распростра­нении полезных познаний по всем от­раслям хозяйства, одобрит мое пред­приятие (т. е. открытие школы — А. Т.), то я, ревнуя пользе общей, решусь к обу­чению простых людей пчеловодству».

Первоначально школа находилась в с. Митченках Конотопского уезда на Черниговщине, где жил Прокопович. Здесь она просуществовала до 1830 г. Отсут­ствие необходимых условий, в частности недостаток помещений, побудило Проко­повича перевести школу в приобретенный им Пальчиковский хутор, где, кроме нуж­ных помещений, местность изобиловала медоносными растениями — лозой, разнотравьем (в долине р. Дочь), медо­носами «в яровых, ржаных и толочных сменах».

Силами учеников и наемных рабочих земельный участок хутора был окопан рвом и разделен на более мелкие участки. Вокруг двора была размещена пасека, состоящая из нескольких отделе­ний, позволявших Прокоповичу «видеть и всех пчел, и всех учеников, и все их дела...»

При хуторе на площади 50 десятин был заложен опыт по организации искус­ственных угодий для пчел с набором древесных, кустарниковых и травянистых медоносных растений.

Сложность работы школы — отсут­ствие печатных пособий по пчеловодству. Приходилось тратить немало времени на составление «уроков» и переписывание их учениками. Прокопович начал готовить обширное сочинение — учебное руковод­ство — и намеревался его издать под сво­им наблюдением. С этой целью он доби­вался разрешения на устройство при шко­ле типографии. Однако в этом ему было отказано и сочинению так и не суждено было увидеть свет.

Чтобы полнее представить состояние школы в период ее расцвета, следует отметить, что к этому времени (вторая половина сороковых годов) она имела вполне благоустроенное хозяйство: пасеку в 1400 семей, общежитие для учеников, помещение для занятий, кухню, столовую, рабочее помещение, воскобойню, кла­довую, зимовники для пчел и сараи для инвентаря.

Отделения учебной пасеки весной и осенью размещались на школьной усадь­бе, а в летний период основная часть пчел перевозилась в поле для использования взятка. В 1855 г. число пчелиных семей на школьной пасеке увеличилось до 2542, не считая митченковских отделений, не на­ходящихся в ведении школы.

Кроме пчеловодства, в хозяйстве шко­лы уделялось внимание развитию овоще­водства, шелководства и садоводства.

Длительное время Прокопович был бессменным руководителем школы. Вна­чале в ее устройстве помогал ему зять Константин Мельников, а с 1835 г. постоянным помощником и преподава­телем стал сын Степан Великдан.

Учениками школы были в основном люди «низшего сословия», в том числе крепостные крестьяне. В «высших» слоях общества это не только не встретило одобрения, а наоборот, — насмешки и осуждение.

Прокопович опровергал такое мнение и горячо доказывал необходимость про­свещения народа. «Надобно образовать людей,— писал он,— из того состояния, которое очень несправедливо и обидно называют подлым; подлыми должны счи­таться тунеядцы, а не люди, составляющие богатство и силу государства. В моей школе из людей «подлых» делаются добрые знатоки своего дела и полезные в своем быту люди, а это и есть истинная польза для отечества».

Учеников принимали в школу осенью — в сентябре и октябре. Занятия начи­нались с 1 ноября. Возраст для посту­пающих был сначала установлен от 16 до 30, а при Великдане — от 16 до 40 лет. Предпочтение отдавалось грамотным и знающим какое-либо ремесло, в первую очередь — столярное. Особое внимание уделялось приему в школу детей пчело­водов, как «проворных и приобвыкших к пчелам».

Срок обучения — два года. В первый год ученики обучались грамоте и ариф­метике, осваивали столярное и бондар­ное ремесло, а также «приучались к пчело­водству показом начальных и простых предметов». На второй год они проходили уже полный курс пчеловодства и приобре­тали все практические навыки.

Первыми учениками школы были кре­стьяне — украинцы, присланные для обу­чения из Черниговской, Полтавской, Харьковской и Екатеринославскои губер­ний. Прокопович «для лучшего их понятия» вел преподавание в школе «малорос­сийским наречием», то есть на украинском языке. Позже стали поступать в школу ученики и из русских губерний. Например, в 1829 г. в школе было 33 ученика, из них 21 украинец, остальные — из Воро­нежской, Тамбовской, Курской, Орлов­ской, Тульской, Могилевской, Саратовской и Тверской губерний.

В отчете о Состоянии школы в 1851 г. Великдан, например, сообщал о четырех учениках с Кавказа. Присылались ученики из Белоруссии, Башкирии, Сибири и даже из зарубежных стран. В отчете школы за 1858 г. упоминается об ученике  «с прусской границы».

Необходимо указать на гуманное отно­шение к ученикам. Об этом писал сам Прокопович в отчетах: «Обращение мое со всеми учениками было не надменное, с жестокостью, но усердствующее, с доброжелательством».

Одежда учеников, по утверждению современников, была опрятной. Питались они простой пищей «в изобилии, по обра­зу малороссийскому, с салом или постным маслом». Каждому ученику предостав­лялась возможность в свободное от за­нятий время заработать у самого Прокопо­вича на лучшую пищу. Нормальному образу жизни способствовало и то, что от них при поступлении в школу требовались, обязательства: «трубку не курить, табаку не нюхать, водки не пить и по улицам не таскаться». По вечерам, в часы отдыха, ученики развлекались играми и пением.

Высокую оценку полезной деятель­ности школы Прокоповича отмечал ре­дактор «Земледельческого журнала» С. Мвслов, неоднократно посещавший школу и писавший в 1834 г., что «заведе­ние его... создано и поддерживается одной пламенной страстью учредителя к своему предмету и желанием быть, по­лезным соотечественникам; и'ни преклон­ность лет, ни болезненные припадки, коими, к сожалению, часто подвержен почтенный Петр Иванович, не ослабляют его необыкновенной деятельности и стремления передать ученикам своим все те познания в пчеловодстве, которые он    приобрел    долголетней    практикой, чтением и наблюдением».

По данным отчетов школы, публи­куемых в журналах, на протяжении всего двухлетнего срока обучения ученикам преподавались такие предметы, как наука о добром поведении, грамота, уроки познания о пчелах, практические упраж­нения в искусственных способах пчело­водства, практические упражнения по садоводству и огородничеству, наставле­ния в других хозяйственных занятиях. Последним Прокопович придавал большое значение, так как считал, что «пчело­водство есть только отрасль, отдельная часть, весьма много зависящая от общего хозяйства». Поэтому, кроме обучения пчеловодству, ученики знакомились с полеводством и уходом за животными.

Учебная программа отличалась тща­тельной и глубокой разработкой. В сельскохозяйственных журналах того времени она печаталась в виде «уроков о познаниях предметов, потребных для прочного пчеловодства».

Обучение проводилось по строго продуманной системе. Неграмотные с пер­вых дней обучались чтению и письму, арифметике, мере, весу и «класть на счетах». Осенью и зимой регулярно пре­подавались «уроки» по пчеловодству. Определенное время отводилось для ра­бот в мастерской для изготовления инвен­таря, в первую очередь — ульев. Обу­чались ученики и бондарному делу. -Зи­мой они вели наблюдения за пчелами. На каждый омшаник назначались «смотри­тели» — один или два старших ученика. Определенное время отводилось для чте­ния статей по пчеловодству, напечатан­ных в сельскохозяйственных журналах.

С наступлением весны ученики выпол­няли работы по выставке пчел, исправ­лению неблагополучных семей, пре­дупреждению воровства у пчел, под­кормке пчел медовой сытой, подклейке сухих сотов в рамки.

В роевую пору ученики осваивали технику организации искусственных роев, посадки в ульи естественных роев, подсиливания слабых семей и другие работы, связанные с подготовкой пчел к главному взятку.

Частично весной, а в основном летом в широких размерах осуществлялась пере­возка пчел к медоносам, производимая обычно на волах.

В зависимости от условий местности и числа учеников насчитывалось от 18 до 24 кочевых отделений, имевших от 50 до 300 пчелиных семей. Уход за пчелами поручался старшему ученику, пробывше­му в школе не менее года. В помощь ему закреплялись один-два новых ученика. Старший ученик был обязан вести строгий учет пасечного имущества, пчелиных семей с указанием состояния каждой, взвешивать контрольный улей и наблюдать за погодой.

С приближением осени на всех пасеках производилась выемка сотового меда в рамках, вытопка воска, просмотр семей, исправление неблагополучных.

Для обучения учащихся «разведению и воспитанию» медоносных растений при школе и в ее отделениях выращивали рапс, ласточник, шалфей кольчатый, душицу, змееголовник, гречиху различных сроков посева, малину, вербу, лозу и синяк (до 30 десятин), «как растения от всех других медоноснейшего». Кроме этих по­севов при каждом отделении закладывали небольшие делянки медоносов, на ко­торых ученики вели наблюдения за срока­ми цветения растений, интенсивностью по­сещений их пчелами в течение дня. Ученик был обязан вскопать выделенную ему делянку, удобрить, засеять ее медо­носами и затем держать «в надлежащей исправности».

Уже в первые годы существования школы Прокопович, чувствуя приближение старости и слабость здоровья, подыскивал помощника и преемника по руководству школой и ее хозяйством. Выбор пал на Великдана, который неотлучно, с малых лет находился на попечении и воспитании отца.

После длительных 'недомоганий П. И. Прокопович тяжело заболел и 3 апреля 1850 г. скончался. Его похоронили при большом стечении народа; по его завещанию, неподалеку от школы, под сенью вековых лип. Возле могилы был поставлен втулочный улей с пчелами, сделанный руками покойного в 1814 г.

Великдан был достойным продолжа­телем дела, начатого отцом. Пасеки, по словам старожилов, возросли до небы­валых размеров — 12 тыс. семей. Площадь под посевами медоносов была увеличена до 200 десятин.

Под руководством Великдана школа просуществовала до 1879 г., до его смерти. Огромная пасека и все хозяйство, оставшиеся без наследников, были описа­ны и летом 1880 г. проданы с публичных торгов. Ульи с пчелами, домашняя утварь, библиотека были частично расхищены или проданы еще до торгов. Архив школы, переписка Прокоповича, его неизданные литературные труды погибли. Помещения для школы и жилой дом были проданы на снос, разобраны и другие строения, земельные участки распроданы местным жителям. Таков был печальный конец школы Прокоповича, просуществовавшей более 50 лет. Министерство земледелия отнеслось к ликвидации школы равно­душно. Имя Прокоповича и его детище были преданы забвению.

Строго научный подход Прокоповича к вопросам ухода и содержания пчел сыграл большую роль в изучении и пони­мании его учениками основ разумного пчеловодства.

За 53 года своей деятельности школа Прокоповича подготовила и выпустила более 700 учеников, которые своими знаниями содействовали развитию пчело­водства не только на Украине, в централь­ных губерниях России, но и в самых отдаленных ее уголках. Некоторые быв­шие ученики школы стали известными пчеловодами.

В школе Прокоповича обучение было поставлено на единстве теории и практики. Эта особенность преподавания характери­зует Прокоповича, как талантливого педа­гога и новатора.

Виды сельскохозяйственной деятельности:
Рекомендуемые статьи