О типах нервной деятельности у лошадей

О типах нервной деятельности у лошадей

Одной из важнейших задач является изучение типов нервной деятельности лошадей и использование этих данных при отборе и подборе, а также разработка методов использования лошадей разных типов нервной деятельности и при воспроизводстве, особенно жеребцов-производителей. Чрезвычайно важной проблемой является разработка способов направленного воспитания лошадей желательных типов нервной деятельности. Однако по коневодству в этом отношении проведено очень мало исследований (Г. В. Сазыкин и А. Н. Муликов, X. Т. Арокий, Г. А. Васильев).

Учитывая это обстоятельство, мы совместно со специалистами Роменского госплемрассадника тяжеловозных лошадей (Г. Л. Ярошенко, С. Г. Онищенко, Г. Г. Литвиненко) и колхозниками-тренерами (тт. Васильев, Нюхальник, Коваль, Островной н др.) сделали попытку изучить типы нервной деятельности (темпераменты) тяжеловозных лошадей в связи с их конституцией и производительностью.

Опыты были проведены на Роменском межрайонном ипподроме в течение лета и осени 1950 г. Для испытания в колхозах было отобрано 14 жеребцов Роменской породной группы тяжеловозных лошадей (тип облегченных и более сухих брабансонов). Общая характеристика подопытных животных приводится в таблице ниже.

Характеристика подопытных лошадей

Характеристика подопытных лошадей

В течение пятидесяти дней лошади проходили тренировку по программе, разработанной Всесоюзным научно-исследовательским институтом коневодства. В процессе тренинга через каждые десять дней лошади взвешивались на проверенных возовых весах. Содержались они в стандартной конюшне ипподрома в отдельных станках. Кормление лошадей во время тренинга и испытаний было хорошим, лошади в среднем получали не менее 7—8 кг овса и 12—15 кг хорошего бобово-злакового сена в сутки.

Перед испытанием у каждой лошади изучались нервные реакции (реакции поведения) в обычной для нее обстановке, в станке, где она постоянно содержалась. Нервные реакции лошади на все явления внешнего мира (хождение лошадей, звуки, операции по уходу и т. п.) подробно записывались в специальном журнале. Затем у лошадей в состоянии покоя определялись такие физиологические показатели, как частота пульса, количество дыханий в одну минуту и температура тела. После этого лошади проходили испытания, с целью выявления у них силы нервных реакций, их уравновешенности и подвижности в специальной камере-деннике. Испытательная камера представляла собой по размерам обыкновенный денник (3,5×3,8 и) с плотной со всех сторон изоляцией из толстых досок. В камере были устроены достаточно свободные для входа двери, маленькое окошечко для наблюдения за поведением лошади и окно, которое при дневном свете создавало в камере освещение, примерно на половину меньшее, чем в конюшне, где лошади обычно содержались. В камере были установлены кормушка, в которой все время находился овес, и искусственные сигналы-раздражители. В качестве сигналов использовались автомобильная сирена и звонок.

Лошадь после определения физиологических показателей в обычной для нее обстановке — в станке (пульс, частота дыхания, температура тела) заводилась в камеру-денник. При этом подробно фиксировалось поведение лошади в новой для нее обстановке по сравнению со станком, а именно: при входе в камеру, первые минуты в камере и после дачи сигналов. Каждая лошадь в камере находилась до тех пор, пока у нее не наступало полное угасание ориентировочного рефлекса на новую обстановку и угасательное торможение на искусственные сигналы-раздражители. Воздействие звуковыми сигналами начиналось, как правило, после исчезновения у лошади ориентировочной реакции на обстановку камеры-денника, так как всякую новизну во внешних условиях И. П. Павлов рассматривал как особый раздражитель. Искусственное раздражение (звуковыми сигналами) производилось в среднем через три-четыре минуты и продолжалось до наступления у лошади угасательного торможения, т. е. до того момента, когда лошадь переставала реагировать на искусственный раздражитель.

Результаты наблюдения заносились в специальные, на каждую лошадь составленные карточки и протоколы.

Немедленно после вывода лошади из камеры у нее определялись те же физиологические показатели, что и перед постановкой в камеру. После этого через 30—40 минут лошадь поступала на ипподром для испытания: на скорость предельным шагом, предельной рысью и на грузоподъемность. Испытание лошадей на ипподроме проводилось в соответствии с «наставлением по заездке, тренировке и испытаниям лошадей тяжеловозных пород» (1950 г.), разработанным Всесоюзным научно-исследовательским институтом коневодства.

Перед испытанием дорожка ипподрома была продинамометрирована динамометром системы Горячкина.

Все лошади испытывались на дистанцию 2000 м на движение предельным шагом при постоянном тяговом усилии в 90 кг и предельной рысью при постоянном тяговом усилии в 30 г. При испытаниях на грузоподъемность лошадь запрягалась в специальный прибор, требующий для своего передвижения постоянного тягового усилия в 260 кг.

Результаты испытаний лошадей определились временем прохождения (в минутах и секундах) каждой лошадью предельно скорым шагом и предельно скорой рысью 2000 м, а при испытаниях на грузоподъемность (на силу тяги) по пройденному пути (в метрах) — при постоянном тяговом усилии в 260 кг. Работа лошади в последнем случае выражалась в килограммометрах (произведение силы тяги на пройденный путь). Сразу же после каждого вида испытаний у лошадей определялись те же физиологические показатели, что и прежде. После этого лошадь посыпала в конюшню, где у нее через 30 и 60 минут опять фиксировали физиологические показатели, по которым устанавливали быстроту восстановления физиологических процессов до нормы.

Первоначально И. П. Павлов устанавливал типы нервной деятельности животных (собак), как он указывает, на основе «обыденного наблюдения». Этим путем И. П. Павлов выделил прежде всего животных двух крайних типов нервной деятельности, которые по его мнению совпадают с классификацией темпераментов, разработанной еще Гиппократом,— холерихоз (сильный живой или подвижный неуравновешенный) и меланхоликов (слабый, тормозной тип).

Характеризуя лошадей сильного живого или подвижного неуравновешенного типа нервной деятельности, И. П. Павлов пишет: «При быстрой смене раздражений они энергичны и деловиты, при малейшем однообразии обстановки они вялы, сонливы и, следовательно, бездеятельны». Далее Павлов отмечает, что «...повторяющиеся агенты, когда из них еще не успели выработаться прочные условные раздражители, демонстративно сейчас же вызывают сонливость (если с начала опыта собака еще бодра». Таких собак И. П. Павлов отнес к животным с чрезмерно развитым раздражительным процессом.

Описывая животных слабого типа нервной деятельности (меланхоликов), И. П. Павлов указывает: «Во всякой новой, а тем более в несколько особенной обстановке они в высшей степени сдержаны в своих движениях, постепенно тормозят их: тихо идут около стены, на не вполне разгибающихся ногах, часто при малейшем постороннем движении или звуке совсем прилегают всем туловищем к полу. Окрик или угрожающее движение человека моментально делает их неподвижными, в пассивной распластанной позе. Всякий, увидевший их, сейчас же признает их за очень трусливых животных. Естественно, что они очень медленно осваиваются с обстановкой наших опытов, с разными манипуляциями на них». Таких собак И. П. Павлов отнес к животным с сильно развитым тормозным процессом.

Вышеописанные два типа нервной системы И. П. Павлов назвал «крайними, ограниченными типами, с суженными пределами жизни». Первому типу животных нужна постоянная смена раздражений, новая обстановка; другому, наоборот, требуется очень однообразная обстановка жизни, так как у них легко наступает торможение двигательной области коры — пассивно оборонительный рефлекс.

Кроме указанных крайних типов нервной системы И. П. Павлов установил, что в середине между ними существуют многочисленные средние типы, у которых имеется большее или меньшее равновесие между процессами раздражения и торможения. «...Однако, одни из них несколько приближаются к одному крайнему типу, другие к другому, оставаясь в целом более широко приспособленными к жизни, являясь, следовательно, жизненно сильными». Такими типами по Павлову являются, сильный уравновешенный быстрый (сангвиники) и сильный уравновешенный медленный (флегматики). Или, как об этом типе животных И. П. Павлов говорил,— «истинно флегматическая, но сильная натура».

Таким образом, по силе нервных процессов (возбуждения и торможения), уравновешенности этих процессов между собой и по подвижности этих процессов (способность их быстро сменять друг друга) И. П. Павлов различал следующее четыре главных типа нервной деятельности:

1) сильный неуравновешенный с преобладанием раздражительного процесса — возбудимый, безудержный (холерики);

2) сильный уравновешенный живой, подвижный (сангвиники);

3) сильный уравновешенный медленный, спокойный (флегматики);

4) слабый (близок к меланхоликам).

Кроме этих четырех главных типов нервной деятельности. И. П. Павлов признавал, что существует еще «немало животных менее определенного типа. Но в целом вся масса наших животных перед нашими глазами распадается на две категории: с чрезвычайным или умеренным преобладанием раздражительного процесса и чрезвычайным или умеренным преобладанием тормозного процесса».

На основе проведенного нами анализа нервных реакций лошадей на явления из внешнего мира в обычной для них обстановке, где они постоянно содержались (в станках), и в новой для них обстановке (в камере), а также нервных реакций на искусственное раздражение и быстроту наступления угасательнскго торможения все подопытные лошади могут быть разделены на следующие три группы:

1) лошади сильного уравновешенного быстрого (живого) типа нервной деятельности;

2) сильного уравновешенного медленного (спокойного) типа;

3) лошади с признаками слабого типа нервной деятельности.

Распределение лошадей по типам нервной деятельности показано в таблице.

Распределение лошадей по типам нервной деятельности

Распределение лошадей по типам нервной деятельности

Данные таблицы выше показывают, что 50% из подопытных лошадей относится к сильному уравновешенному быстрому типу нервной деятельности.

35,7% — к сильному уравновешенному медленному и 14,3% — к группе лошадей с признаками слабого типа нервной деятельности.

Лошади, отнесенные к сильному уравновешенному типу нервной деятельности, в новой обстановке (например, камере) характеризуются смелым поведением, быстрым и довольно резким реагированием на все воздействия извне. В необычной обстановке они быстро осваиваются и чувствуют себя спокойно. В камере скоро принимаются за корм. На искусственные раздражители реагируют быстро и резко, легко возбуждаются, а также быстро привыкают и перестают на них реагировать. Иными словами, у них в более резкой форме проявляется ориентировочно-оборонительная реакция, но зато и быстро наступает угасательное торможение. При повторении одного и того же вида раздражителя, одной и той же силы, на 6—8 раз они перестают реагировать. Например, жеребец Дейрон в камеру заходил смело, живо реагировал на новую обстановку (поворачивал голову из стороны в сторону, осматривался, фыркал, было заметно общее оживление), но быстро успокаивался и принимался за овес. При даче сигналов проявлял резкую ориентировочную оборонительную реакцию — подпрыгивал, шарахался в сторону, бегал по камере-деннику и т. п., при четвертом опыте этого же сигнала Дейрон реагировал заметно слабее, а на 6-м совершенно переставал реагировать на звук сирены.

Лошади, отнесенные к сильному уравновешенному медленному типу нервной деятельности, в обычной для них обстановке отличались спокойным поведением, реагировали только на более сильные и новые воздействия извне. В камере ориентировочная реакция проявлялась у них медленно и сравнительно слабо.

На искусственные раздражители лошади, отнесенные к этому типу нервной деятельности, по сравнению с лошадьми нервного типа реагировали медленно и более слабо и лишь более резкие реакции у них наблюдались при более сильных раздражителях (резкие продолжительные сигналы, комбинированный сигнал—сирены и звонка). Это говорит о том, что лошади этого типа нервной деятельности отличаются сравнительно высоко лежащей границей раздражимости. Угасательное торможение (когда лошади переставали реагировать на сигналы) наступало у них после более продолжительного времени от начала воздействия искусственными раздражителями, чем у лошадей, отнесенных к сильному уравновешенному быстрому типу, нервной деятельности. К новой обстановке лошади этого типа нервной деятельности привыкают хотя сравнительно медленно, но

ведут себя смело и спокойно, как и лошади первого типа. К ним целиком и полностью относится характеристика И. П. Павлова, выраженная в словах: «Истинно флегматическая, но сильная натура».

Лошади, выделенные нами в отдельную группу, с признаками слабого типа нервной деятельности отличались ограниченностью движений в обычной для них обстановке (в станке), заметной трусливостью в поведении в новой для них обстановке (в камере). В камеру они шли неохотно, их почти насильно приходилось туда заводить.

В камере у них более продолжительное время, чем у лошадей второго типа нервной деятельности, проявлялась ориентировочная реакция и внешнее торможение, лошади не принимались за корм, несмотря на то, что он все время находился перед ними.

При воздействии искусственными раздражителями у них проявлялась умеренная пассивно-оборонительная реакция. Например, жеребец Резвый при даче короткого сигнала сирены сильно вздрагивал, переставал есть овес, но продолжал стоять на месте.

Это указывает на преобладание у этой группы лошадей тормозного процесса над раздражительным. Поведение лошадей в камере характеризовалось сравнительно внешне малозаметным реагированием на искусственные раздражители и заметным торможением движений или ограниченностью движений.

В заключение необходимо отметить, что проведенные нами опыты по установлению типа нервной деятельности, насколько нам известно, в таком плане являются первой попыткой, а поэтому в дальнейшем методика и техника этих опытов несомненно должны совершенствоваться, что исключает возможность ошибок, которые, может быть, имели место при проведении наших опытов.

При диагностике типов нервной деятельности у лошадей различного направления (верховое, рысистое, тяжеловозное), а может быть, и различных пород, необходимо учитывать, что нервные реакции у них по своей силе, уравновешенности и подвижности будут далеко не одинаковыми, хотя лошади и будут относиться к одному и тому же типу нервной деятельности согласно классификации, разработанной И. П. Павловым. В связи с этим, на основе павловского учения, целесообразно вести дальнейшую разработку вопроса о классификации типов нервной деятельности лошадей, первоначально хотя бы применительно к направлению их продуктивности, а еще лучше — к породе.

Вряд ли кто будет оспаривать многолетний практический опыт по использованию лошадей, который показывает, что относительно наиболее возбудимыми породами лошадей являются верховые; рысистые породы обладают как бы средней возбудимостью, тяжеловозные породы отличаются сравнительно еще меньшей или слабой возбудимостью, хотя внутри каждого направления, как и внутри породы, имеются представители почти всех типов нервной деятельности, установленные И. П. Павловым. Вот почему нам кажется, что классификация темпераментов должна отражать нервные реакции лошадей хотя бы в пределах трех основных направлений, а впоследствии и в пределах породы. При таком подходе мы не просто будем переносить павловское учение в коневодство, а творчески применять его в деле улучшения и дальнейшего совершенствования лошадей различных пород и направлений. Например, по нашему мнению, основанному на наблюдениях, для лошадей тяжеловозных пород можно установить следующую классификацию типов нервной деятельности, которая будет наиболее точно отражать особенности их нервной системы:

1) сильный уравновешенный живой;

2) сильный уравновешенный умеренно медлительный (умеренно флегматический);

3) сильный уравновешенный крайне медлительный (крайне флегматический);

4) слабый медлительный.

Говоря конкретно о лошадях роменской породной группы, мы должны отметить, что наиболее желательными типами нервной деятельности будут являться лошади первых двух типов. Такая система классификации в значительной мере облегчает отбор и подбор животных по типу нервной деятельности.

По павловскому учению тип нервной деятельности или темперамент (в частности лошади) — это не что иное как выражение состояния нервной системы, обусловленное наследственностью и воспитанием в связи с окружающими условиями жизни, выражение основных нервных процессов — возбуждения и торможения, их силы, равновесия между собой и подвижности, т. е. способности их быстро сменять друг друга.

Является несомненным, что в природе, без вмешательства человека, выживали и выживают животные (в пределах вида} в основном сильного живого темперамента, а животные остальных типов погибали и погибают либо потому, что они обладают меньшими приспособительными возможностями.

Наличие нескольких типов темпераментов у сельскохозяйственных животных, и в частности у лошадей, объясняется всецело их одомашниванием, отбором, подбором, воспитанием и в результате этого созданной наследственностью, а также искусственным созданием животным определенных условий кормления, ухода и содержания в зависимости от их назначения.

В процессе эволюции пород лошадей под влиянием отбора, подбора и воспитания формировался тип их нервной деятельности. Вот почему верховые породы (чистокровная верховая и др.) в основном характеризуются живым, пылким темпераментом, а тяжеловозы — флегматическим, спокойным. В пределах каждой породы имеются животные почти всех типов нервной деятельности, а поэтому мы по желанию, исходя из задач народного хозяйства, можем усиливать в породе, численно увеличивать лошадей желательных нам типов.

От редакции

Авторы И. Д. Манаков и Д. А. Волков слишком категорично утверждают, что в природе, без вмешательства человека, погибают все типы животных, за исключением имеющих сильный живой темперамент, и что наличие нескольких типов нервной деятельности лошадей объясняется всецело их одомашниванием, отбором, подбором и воспитанием.

В работе не учитываются условия воспитания и выращивания подопытных лошадей, прибывших из разных хозяйств.

Авторы слишком поспешно определяют тип нервной деятельности, руководствуясь лишь постановкой одного несложного эксперимента. Павлов писал, что: «если дело идет о природном типе нервной системы, то необходимо учитывать вое те влияния, под которыми был со дня рождения и теперь находится данный организм»... для удаления указанной трудности пока единственное средство — это сколь возможно умножать и разнообразить форму наших диагностических испытаний, с расчетом, что при этом в том или другом случае обнаружатся те специальные изменения в природном типе нервной системы...»

И. Д. Манаков Д. А. Волков

Виды сельскохозяйственной деятельности:
Рекомендуемые статьи