На селе миллионы не нужны

Правительство РФ обещает выдать по миллиону рублей молодым специалистам, согласным переехать из города в деревню и работать там не менее пяти лет

деревня, фотоДо начала 2012 года Россия потратит на программу переселения около 8 миллиардов рублей. Неслыханная щедрость скорее всего связана с предстоящими выборами, но выпускников вузов смущает не это. Даже ради больших денег они не хотят «работать, жить и растить детей на пустыре»

Между громким заявлением Владимира Путина о «подъемных» для молодых сельских кадров и ответом общества на инициативу премьер-министра, по расчетам правительства РФ, должно было пройти немного времени. И действительно, с момента, когда страна узнала, что кадровую болезнь отечественных деревень будут лечить молодостью и «мильонами», пролетело два месяца. Но вместо ажиотажа и очередей из кандидатов на переселение авторы госпроекта получили, как выражается нынешнее поколение, полный игнор. 

КТО ХОЧЕТ СТАТЬ МИЛЛИОНЕРОМ? 

С этим вопросом комиссии из краевых и областных департаментов образования, здравоохранения и управлений сельского хозяйства ходят сегодня по российским вузам. По распоряжению вышестоящего начальства региональные чиновники агитируют студентов по окончании учебы отправиться работать в глубинку. Такая акция, например, состоялась на днях в Саратовском государственном медицинском университете, куда нагрянула делегация во главе с заместителем министра здравоохранения области. Ее призыв: «Кому нужен миллион рублей?» - вызвал в аудитории ропот: «Этого мало. В сельских больницах нет медикаментов, оборудования. Зачем нам ваши «подъемные», если потом мы с семьями будем нищенствовать, годами получая смешную зарплату? Советуете жить на пустыре, без детского сада, школы и транспорта?» 

«Трудности постепенно исчезнут. Модернизация образования идет параллельно с модернизацией здравоохранения», - попробовали уговорить выпускников люди из министерства. 

«Нет уж. В сарае можно и не покидая города вкалывать», - настояли на своем будущие медики, и визитеры ретировались со словами об избалованной молодежи, совершенно негодной для освоения целины. 

В Архангельске управленцы во избежание неприятных дискуссий о состоянии российских сел и бюджетной сферы прибегли к помощи социологов. Исследователи провели в северных вузах опрос, пытаясь определить количество юношей и девушек, готовых на переезд в деревню. 40% студентов сообщили, что допускают такой вариант, но в далекой перспективе. 15% будущих медиков, учителей и агрономов признались, что согласятся жить в селе только после выхода на пенсию. И лишь 11% заинтересовались условиями выделения «подъемных» перспективным кадрам. Но доберутся ли эти ребята до сельских клиник, школ и предприятий? 

Пока молодежь едет в села Архангельской, Амурской, Омской и других областей неохотно. По данным минсельхоза Приамурья, в 2011 году, несмотря на материальную помощь и решение оплачивать специалистам 95% стоимости жилья из бюджета, из 700 выпускников Дальневосточного аграрного университета местные деревни дождались всего 40. 

В Омской области, где губернатор выдает молодым кадрам не мифический миллион, а вполне реальные 500 тысяч рублей, из 22 «золотых» вакансий удалось заполнить 7. 

В Хакасии из шести специалистов, приглашенных на работу, в аалы (поселения) доехали три. В Алтайском крае 60 районов получили по 3 дипломника. С такими цифрами мы добьемся не кадрового обновления российских сел, а кадровой анемии. 

«До 2011 года численность работников на селе сократилась на три миллиона человек. Взять хотя бы Нижегородскую область. Здесь их количество за год уменьшается в среднем на три тысячи, - рассказывает «Миру новостей» доктор социологических наук, завкафедрой философии, социологии и политологии Нижегородской государственной сельскохозяйственной академии Галина Широкалова. - В то же время оставшиеся 700 агропредприятий испытывают потребность в 2 тысячах специалистов с высшим образованием. Оно сейчас есть у 36% руководителей». 

Согласно исследованию Высшей школы экономики, 80% выпускников отечественных вузов, имеющих профессию агронома, не работают по специальности. А та же Галина Широкалова - одна из ведущих в нашей стране социологов-аграрников - выяснила, что треть студентов сельскохозяйственных вузов выбирают это направление из-за легкости поступления и обучения, невысокой стоимости образования и... наличия общежития. 

ГЕРОИ-ОДИНОЧКИ 

Эксперты не верят, что история о миллионах, обещанных правительством РФ молодым реаниматорам села, доживет до окончания президентских выборов. Куда, в какие деревни государство пошлет 8 тысяч специалистов-миллионщиков, если малокомплектные школы закрыты, фельдшерско-акушерские пункты ликвидированы, предприятия АПК доведены до банкротства? Что возрождать? 

Удивительно: правительство готово пополнить списки «Форбс» фамилиями сельских учителей, врачей и зоотехников, но не обращает внимания на тех молодых героев-одиночек, которые уже переехали в деревню, столкнулись в ней с массой проблем и мужественно с ними справляются. 

«Я уехал в глубинку по доброй воле. Хотя какая это глушь? Центральная часть России, Мценский район Орловской области. Деревня моя вымерла. Из 50 домов 5 - жилые. Самая завидная работа поблизости - завод «Главпродукт» с зарплатой 6 тысяч рублей в месяц. Комбайнеры с трактористами получают и того меньше, - описывает сельские реалии 25-летний зоотехник Сергей Евсеенко. - До асфальта от дома - 6 километров. С электроэнергией зимой туго, с водой круглый год - запара. Знать бы, на сколько меня хватит? Пока справляюсь, но когда женюсь, вряд ли супруга захочет возить ребенка в детсад в Мценск или Чернь, сидеть вечерами без света. А я ничего - терплю. Для меня сейчас худшая из бед - отсутствие интернета. Поговорить не с кем». 

25-летний педагог Мария Судачакова в аале Койбалы Бейского района Хакасии не испытывает дефицита общения. Выпускница института тюркологии и восточных языков учит местных ребятишек русскому, английскому и литературе. Делает она это в здании бывшего продуктового магазина - другого помещения в поселении не нашлось. Поблизости снимает вместе с мужем и шестилетней дочкой квартиру. После Нового года Мария и ее семья переедут в учительский дом - последнее ноу-хау министра образования России Андрея Фурсенко. (Это когда преподаватели совмещают обязанности завхозов, педагогов, уборщиц и живут там, где работают.) В школе нет воды. Туалет - на улице. 

«Пустяки, - смеется Судачакова. - Моя коллега в селе Верхние Сиры трудится в здании, сооруженном из обломков старой церкви. Вот где непросто. Какие «подъемные» мне дало государство? 23 тысячи рублей на покупку коровы и другие нужды. Я очень довольна. Всем: зарплатой - 13 тысяч рублей в месяц, школой, детьми». 

Деньгам, которые получает в селе Казанское Тюменской области гинеколог Надежда Коровина, завидуют врачи многих городских клиник. В Тюмени оклад медиков равен 17 тысячам рублей, в Казанском молодому специалисту по контракту платят 40 тысяч. 

«Два года назад я со страхом перебиралась в село. Мама и папа - геофизики, работающие в Газпроме, - были не в восторге от такого решения, - вспоминает Надежда Коровина. - Ужасались: куда ты поедешь из крупного города? Но мне в Казанском понравилось родильное отделение, и после долгих уговоров местного персонала я сдалась. Нам с семьей есть где жить. Маленькие дети (а у нас с мужем их двое) дышат свежим воздухом. Останемся в селе, пока они не вырастут, а дальше - посмотрим. Разумеется, в бытовом отношении здесь не курорт. Нет ТЭЦ. Горячей воды, отопления долго не было и в роддоме, и в нашей квартире. Пользовались газовыми горелками. Хорошо, что недавно поставили титаны. Никаких «подъемных» я не получала. По-моему, умных людей миллион в подарок не соблазнит. Они ринутся в села, если им предложат хорошую зарплату, дадут жилье и если их устроит социальная инфраструктура» . 

НИ ЗА КАКИЕ ДЕНЬГИ! 

Омская область, где переезд одного молодого специалиста в деревню обходится региональным властям в 500 тысяч рублей, должна бы стать символом возрождения российского села. Однако, как выясняется, 50% перспективных кадров, принятых сибирской деревней, через пару-тройку лет из нее сбегают. Во-первых, лишь 10% специалистов удается приобрести собственное жилье, остальные мыкаются по съемным домам; во-вторых, счастливых обладателей 500 тысяч рублей селяне встречают в штыки: «Почему мы начинали с нуля, а вас так опекают?» Руководители коллективов сразу назначают новичкам маленькую зарплату, срезают надбавки, создают невыносимые условия, и люди в итоге не выдерживают - возвращаются в город. 

В Новосибирской области дело зашло еще дальше - там в одной из деревень из-за интриг и сплетен молодая учительница рисования погибла. Вообразите, что произойдет в отечественных селах после приезда 8 тысяч дипломированных «миллионщиков»? На кого затаят злобу деревенские жители: на государство с его проектами или на юнцов с деньгами? Верно, на тех, кто ближе. Перспективные кадры это понимают. Правда, социологам они называют другие причины своего нежелания ехать в село, и в исследовании кандидата социологических наук Виталия Иншакова эти аргументы перечисляются. 37% специалистов недовольны низкими реальными доходами, 28% жалуются на отсутствие благоприятных жилищных условий, 21% указывает на невнимание властей к их проблемам, 12% - на неблагоприятные условия труда. 

«Настоящее развитие села - это дотации из федерального и регионального бюджетов, комплекс законов и социальных мер, помощь сельхозпроизводителям, внедрение новейших технологий, крепкая связь города и деревни, - убеждена социолог-аграрник Галина Широкалова. - Разовые выплаты «подъемных» ничего не решат. Посмотрите, как и что мы развиваем? Сельские школы заменяем учительскими домами, где педагоги ведут по 3-4 разных предмета. Сельское хозяйство свели к вахтовому методу выращивания зерна и уборки урожая. О нищете деревень умолчу - сами все знаете. Так что же мы в действительности делаем? Освобождаем огромные территории. А под что и для кого? Не знаю».

Источник: http://www.rusichi-center.ru

Рекомендуемые статьи