Каждый должен делать свое дело большим

Александр БЕСКИД
(Ровенская обл., Украина)

Александр Иванович занимается выращиванием зерновых культур.
Внедрение новых технологий, постоянный поиск, вдумчивый и требовательный подход к своему делу позволяет ему добиваться очень высоких и стабильных результатов

фермер

Михаил Драганчук
Фермерский бизнес

- Сколько земли у Вас в обработке?

- 395 га.

- Расширятся не собираетесь?

- Земли нет. Я добираю только за счет того, что кто-то отказывается от маленьких участков – 2- 5 гектаров , которые примыкают к моему полю. Хотя с этой технологией, этой техникой, с этими людьми я мог обрабатывать гектаров 700.

Раньше было больше людей и больше нервных клеток отмирало. И у меня, и у них. И работа начиналась не 9 утра, а в 6-7.

- Сколько осадков у вас выпадает?

- От 650 до 900 мм .

- Почему решили переходить на No-till? Для многих это желание сохранить влагу. У Вас же достаточно влаги, высокие урожаи. Многие имеют 50 ц/га и боятся потерять 5 центнеров. А Вы и до этого имели урожаи за 70 ц/га. Что было толчком для Вас, чтобы изменить что-то? Это же тоже был шаг очень серьезный.

- Это перелом психологии.

Я пошел на No-till не из-за влаги, а чтобы повысить производительность труда. Меня еще из Советского союза удивляло - все время говорили, что в США в сельском хозяйстве занято 3 % населения, а у нас было - 37. Почему?

В 2003 году я побывал в штате Айова, там практически вся кукуруза и соя выращивается по No-till. Золотой пояс, наиболее благоприятные природные условия и No-till. Главная аргументация за No-till - производительность труда. Кто имеет наивысшую производительность труда, тот и выигрывает. Зачем делать лишнюю работу, если можно сделать вот так.

- Много людей занимается сельским хозяйством. Почему одни в постоянном поиске, думают как перейти на новые технологии, а другие упорно цепляются за старое?

- У них груз знаний мешает. Знания давят. Они боятся экспериментировать. Ошибаться. Эксперименты не всегда имеют положительный результат, иногда бывает и отрицательный. И даже чаше отрицательный.

Я по образованию не сельскохозяйственник. Я – инженер-механик. Я не знаю как правильно, я действую как лучше.

- Вы занимались разными бизнесами. Что Вас побудило пойти на землю, стать фермером?

- Сказать, что любовь к земле – это не будет правдой. У меня было две фирмы. Одна занималась пенопластом, другая - колбасные изделия. Была определенная система налогообложения, в которой были льготы для сельхозпроизводства. Цель была создать один объединенный бизнес, в котором доля сельхозпроизводства составляла более 50 %, что позволило бы воспользоваться льготой. Интерес был сугубо меркантильный.

Были компаньоны, бизнес с пенопластом в самом начале пришлось продать, объединить его не удалось. Так как я уже занялся сельским хозяйством, колбасному бизнесу внимания уже уделялось меньше, и я решил его частично продать, частично передать сыну. А сам оставил себе сугубо этот участок, так как любое новое дело всегда интересно. От сельского хозяйства, конечно же, можно было отказаться. В колбасном бизнесе я уже имел определенные результаты, определенный имидж, то есть можно было работать только по накатанной. Это уже неинтересно. А здесь каждый год что-то новое. Все новые и новые условия. Интереснее работа.

У нас по району урожайность пшеницы около 30 ц/га. Я в 2-3 получаю больше. Снова таки, человек упрямый - почему Германия, Франция могут получать 60-70 центнеров на круг по стране, а мы не можем? Осадки позволяют? Позволяют. Чего мы не дорабатываем? Вперед, Бескид! Работай!

Сразу была поставлена планка не на средние показатели. А то можно было бы иметь 30-40 центнеров.

- А почему Вас не удовлетворяли 30-40? Почему Вы себе ставили Европу как образец? Или у Вас в любом деле так?

- В любом. Планка должна быть высокой. Если я начинал делать колбасу, то колбаса должна была быть самого высокого качества и на нее должен быть спрос. И мы сделали ее такой. Если говорить, что уже не в советское время, а в 1999-2000 году на оптовом складе в 4 часа утра занимали очередь чтобы взять нашу колбасу, то это говорит само за себя.

- Вы пришли на землю уже сформировавшимся человеком. Вы чему-нибудь научились сами, занявшись фермерским бизнесом?

- Научился, потому что я вообще ничего не знал. Я вроде бы из семьи крестьянской. Отец был председателем колхоза, но он себе работал и работал. Со школьной скамьи меня в селе не было. И даже до окончания школы в огороде или еще где работы какой-то такой не было, потому что отец был инженером, и работала какая-то техника. Нетипичная картина.

Когда я начинал фермерствовать, знаний технологии не было никаких, агронома у меня тоже не было, ну и сам не агроном был. Сейчас я могу сказать, что хотя бы какие-то знания агрономические имею. Первые знания, которые меня интересовали, я получил в Польше. У меня есть товарищ – поляк украинского происхождения, фермер. Я случайно с ним познакомился. Я его спросил: «Володя, скажи, каким образом ты получаешь такой, такой, и такой урожай?» Короче, я его один вечер посадил напротив себя, дотошно, детально начал его расспрашивать. Он удивлялся: «Ты что вообще ничего не знаешь?» Но те записи у меня и по сегодняшний день есть. Он меня заставил задуматься над тем, что нет какой-то аксиомы, нет классического единственно верного подхода к решению той или иной проблемы. Ты должен думать. В принципе этого было достаточно.

Ты должен знать растение, что оно хочет, когда оно хочет, чего ему хватает, чего не хватает. Если ты сумеешь найти подход к растению, как к живому человеку, как к живой душе, живому организму, когда ты его поймешь - тогда ты будешь иметь результат.

- Как Вам удалось понять растение, получить необходимые знания? Каким Вы путем шли?

- Наблюдением. Общением с практиками. То, что мне Володя дал. Он мне дал алгоритм решения дал, что надо. А уже когда - по фазе. 98 % - это то, что мне дал Володя. Потому что, когда я приехал и нормы внесения минеральных удобрений начал в 2000 году говорить что такие будут. Старые агрономы говорили мне: «Сожжешь все, если дать 700 кг селитры на гектар, ляжет у тебя все». Я: «Почему ляжет, были же когда-то препараты против вылегания»

- Есть такой стереотип, что фермерский бизнес довольно мелкий, у Вас не было такого ощущения?

- А что такое большое дело или маленькое дело? Каждый должен делать свое дело большим.

Вначале у меня было 250 га земли.

Во-первых, почему планка высокая? Можно с гектара земли получить 1000 грн. и можно получить 5000. Для того чтобы сделать из маленького большое можно просто более интенсивно работать и иметь более-менее пристойное производство.

- Но, тем не менее, можно пойти и в овощи, например, где еще больше доход с гектара.

- Если бы у меня уже было 50 гектаров , то я наверное перешел бы на овощи.

- Что Вы думаете о фермерском бизнесе, это перспективно?

- Если глобализация не выдавит всех. На сегодняшний день такая опасность есть. На сегодняшний день в магазинах натуральных продуктов практически нет. Почему проблемы с молоком? Почему проблемы с производством колбас?

За молоко. Сами молокозаводы рубят себе свой бизнес. Перешли на сою плюс пальмовое масло, и вместо молока натурального делают неизвестно что. В итоге покупательский интерес упал и продукцию девать некуда.

- Но она еще, наверное, и недоступна широким массам?

- Вроде и доступна. Не буду говорить, что она слишком дорогая. Но потребление молочных продуктов упало? Упало. А упало не из-за того, что они недоступны, а упало именно потому, что люди увидели, что их кормят не молоком, не молочными продуктами, а продукцией химзаводов.

С одной стороны должна была быть перспектива в малых производствах, которые по месту жительства поставляли людям качественную продукцию - свежую, нормальную. А с другой стороны – проблема глобализации, когда создается сеть гипермаркетов, которым эта натуральная продукция вообще не нужна. Потому что у нее срок хранения короткий. А им подавай продукцию, у которой срок хранения 3 месяца, полгода. Чтобы ее можно было перебрасывать из ящика в ящик.

Все это ведет… Будущее фермерских хозяйств? Не знаю. Если ставить на технические продукты – здесь перспектива у холдингов. Но если делать ставку на продукты питания для местных жителей – у фермеров перспектива вытеснить супермаркеты со своими химическими продуктами. По моему, так.

- Как фермерам выжить в этой ситуации? Не сидеть же сложа руки.

- А вот здесь государство должно проявить себя. Если государство перестанет свои сугубо меркантильные интересы сохранять, а начнет думать о населении, тогда будет развивать именно мелкое предпринимательство. Не закрывать, например, мелкие молокозаводы. А способствовать их развитию, организации сети. А если будет заинтересовано в деньгах для себя – будет развивать холдинги.

- Но, на сегодняшний день у нас государство выражает интересы крупного капитала.

- Крупного. Для «отмазки» есть там закон о поддержке фермерства.

- Но, тем не менее мы видим что зеленая дорога открыта именно крупному капиталу.

- Это не только на Украине, к сожалению.

Был я в тех же США. Фермер. Имеет 3 гектара земли. Ведет натуральное хозяйство, выращивает овощи, сам занимается доставкой. Одно такое фермерское хозяйство в округе радиусом 250 км . Его продукции вполне достаточно для этого региона. Хотя продукция не настолько много дороже чем с остальных производств. Выращивает помидоры, лук, петрушку и т.д. Всего понемножку. По цене выше где-то на 25 %. Всего. Хотя урожайность у него, естественно, в 3 раза ниже. Овощи эти сезонные только, не круглогодичные, не тепличные.

Я спрашиваю этого американского фермера: «Ну, хорошо, твои помидоры на помидоры похожи. Вкус, запах, аромат – все есть. Почему люди не покупают? Почему так мало?» Дело в том, что проблема глобализации вот эта вот. Отбила, отучила людей от вкуса натурального продукта и для рядового американца этот натуральный продукт – он не пахнет, он воняет. Он привык к пластиковому, без запаха, без вкуса, без ничего. Есть цвет, есть форма - и на том все. Есть количество влаги. А то, что в этом помидоре больше ничего нет, кроме как, для окраски, для выполнения формы, целого ряда химических продуктов.

То же самое за последние 10 лет практически происходит и у нас. Люди забывают о вкусе натурального продукта. Я думал, что Украину это не скоро ожидает. Но буквально 5 лет прошло и мы потихоньку видим ту же самую картину. Если пойти на рынок, там есть помидоры, которые не имеют там немножко формы, не имеют все одинаковой формы, один меньше, один больше. Их покупаются намного хуже, чем те помидоры, которые выращены в теплицах на гидропонике, но которые зато все одинаковые по цвету и все одинаковые по размеру. То есть покупается не продукт, а форма и цвет.

- Вы уже достигли уже результатов, которые многим только снятся. А какие цели Вы ставите перед собой на будущее?

- Поддержание на этом уровне. Это может быть еще сложнее, чем достигнуть. Потому что один раз получить …

У меня был рекордный урожай. Скажем так, рекордные погодные условия и при минимальной системе обработки почвы. Если я его буду иметь не один раз, а стабильно хотя бы 5 лет, тогда я скажу, что я чего-то смог достичь. У меня тогда было 95 ц/га на круг по пшенице.

- А по нулю какой рекорд?

- 82.

- Это тоже дай Боже каждому.

- Ну! А 96 и 82?

Моя задача – 90 на круг. И не один год, а потом 75 или 72. Потому что ниже 70 для меня – я уже не говорю о таких цифрах, а 90 и выше на протяжении, хотя бы, пяти лет. Вот если я войду в систему пяти лет от 90, тогда я скажу, что что-то знаю.

- Вы считаете, это реально?

- Реально, но при одном условии. Условии стабильности финансовой. А финансовая стабильность зависит все-таки от политики. Мы говорим, что мы не зависим от политики. Мы сильно зависим от нее. Я не знаю, что будет в следующем году. Каждое уважающее себя хозяйство работало в свое время на кредитах, то есть на своих деньгах ты многое сделать не можешь. В прошлом году в сентябре в единочасье обрезали все кредиты. Что это означает? Я должен был вытащить из оборотных средств. Я брал каждый год 600-700 тыс. кредита и у меня в прошлом году обрезали эту возможность. У меня была программа кредитования - не только краткосрочные кредиты, но и долгосрочные. И они ложатся все равно на последующие годы. Мало того, что у меня остался груз кредитный за плечами тот, который был, у меня обрезали возможность взять этих 600-700 тыс., я должен их был из оборота вытащить. Обрезали и оставили меня по нулям фактически. То есть год в технологии где-то оно сказалось.

Никто еще не сделал большой бизнес на своих деньгах. Это нереально. Жизнь короткая. А работать всю жизнь с деньгами, это надо уметь. И если дали возможность поработать, а тут в одночасье забирают такую возможность.

- Как Ваш опыт влияет на окружающих фермеров?

- Боятся переходить на No-till. Им мешает опыт.

И, кроме того, у меня не было техники. Вернее была, на за 8 лет была СЗТ, белорусская сеялка СПУ, «Клен» и сейчас Грин Плейз. Получается каждые полтора года я сеялку менял. Шел поиск.

Что такое покупка сеялки? Это не такие малые деньги. Фермерские хозяйства, которые у нас есть, они небольших размеров (50-100га). У меня довольно таки еще приличное. На 100 га купить сеялку, которая стоит 70 тыс. долларов очень тяжело. Почему я говорю о размере фермерского хозяйства оптимальном таком для управления и для развития – это 700 га . Оно позволяет загрузить технику, у меня техника не загружена. Не дорабатывает. Меньше нет смысла покупать, а так она не дорабатывает.

Поэтому боязнь инвестировать, неуверенность в завтрашнем дне. И опыт прошлых лет, который говорит, что в принципе можно не покупать. Как же у нас фермеры, они ж вообще долгое время ничего нового не покупали, только б/у-шную старую технику и постоянно латали ее. На такой технике можно и на старом МТЗ поработать. Сейчас положение начинает понемножку меняться.

- Что бы Вы могли пожелать фермерам, которые еще думают, сомневаются – переходить не переходить?

- Инициативности. В поиске новых путей.

Я даже некоторым фермерам предлагал – давайте по нулю поработаем. Вот сосед у меня, у него немножко больше земли – порядка 600 га . Говорю: «Давай посеем тебе одно поле – попробуешь». Не знаю почему, но боится даже попробовать. У него склоны есть, нулевая сеялка на склонах дает более дружные всходы именно потому, что почва не пересыхает. Ему сам Бог велел попробовать. Вот боится. Он будет работать по минималке, потом весной все это смывается, осенью все пересыхает, на южных склонах особенно. И говорит мне: «У тебя земля ровная, ты можешь себе сеять, как хочешь»

Стереотип опыта предыдущих лет. Я буду работать так, как я знаю. И пробовать не хочу.

Рекомендуемые статьи