Паратиф у молодых лошадей табунного содержания

Паратиф у молодых лошадей табунного содержания

Первые сообщения о паратифе молодых лошадей были помещены в периодической ветеринарной литературе ветврачами Троицким, Сильченко, Величкиным и Резчиковым.

Троицкий А. В. (1938 г.) наблюдал паратиф в табуне жеребчиков-полуторалеток в одном из конзаводов Ростовской области. В результате проведенных им исследований РА (реакция агглютинации) на паратиф всех больных и подозрительных по данному заболеванию лошадей он пришел к выводу, что РА служит специфической и вполне надежной реакцией для выявления лошадей с указанным заболеванием.

Сильченко И. Г. (1948 г.) свое первое практическое знакомство с паратифом молодых лошадей относит к 1935 г. Описывая клинику паратифозного заболевания лошадей, автор отмечает хронический характер этого заболевания. Появление паратифозных заболеваний среди молодых лошадей он ставит в связь с наличием каких-либо отрицательных моментов в условиях содержания, кормления молодняка и неблагополучия его по глистной инвазии.

Величкин П. А. (1948 г.) сообщает, что в 1940 г. он провел некоторые наблюдения о взаимосвязи гельминтозов с паратифозной инфекцией и установил, что часть жеребят, павших от гельминтозов, при жизни положительно реагировала по РА на паратиф и что «жеребята, сильно пораженные гельминтозами, чаще дают положительную реакцию на паратиф».

Резчиков С. М. (1940 г.) дает описание наблюдавшегося им в хозяйствах Воронежской области паратифозного заболевания у жеребят в возрасте от 8 месяцев до 1 года. Он указывает на продолжительность данной болезни у жеребят от 1,5 до 6 месяцев и определяет отход от нее в 6,5% к числу заболевших.

Личные наблюдения за переболеванием табунного молодняка паратифом и собранные в конных заводах на Северном Кавказе эпизоотологические, клинические и лабораторно-диагностические данные об этом заболевании позволяют нам сделать о нем некоторые дополнительные сообщения.

Названное заболевание лошадей за последние 8 лет было зарегистрировано на Северном Кавказе.

За время с 1943 по 1950 г. включительно в северокавказских конзаводах было зарегистрировано по количеству заболевших лошадей: от 1 до 5 лошадей —31 случай, от 6 до 10 — 9 случаев, от II до 20 — 6 случаев, от 21 до 50—11 случаев и с числом свыше 50 заболевших лошадей — 2 случая. Следовательно, спорадические случаи паратифозных заболеваний лошадей в конзаводах превалировали над случаями массовых заболеваний.

За последние годы паратиф среди конского молодняка в северокавказских конзаводах возникал и получал распространение преимущественно в первом квартале года, реже во втором и очень редко в четвертом квартале; совсем не было отмечено ни одного случая появления паратифозной инфекции в хозяйствах в третьем квартале года.

Наблюдения за распространением паратифа среди лошадей в конных заводах показывают, что, кроме табунных лошадей, этому заболеванию при определенных условиях подвержены также лошади конюшенного содержания. Аборигенные лошади переносят инфекцию легче, чем вводные лошади. Кроме племенных лошадей, паратифом могут заболевать также укрючные и рабочие лошади.

При данном заболевании большое значение имеет возрастной фактор, а именно: паратиф поражает главным образом молодых лошадей в возрасте от 6 месяцев до 1,5 лет. Это заболевание чаще всего возникает в отъемных группах жеребят. У лошадей старше 1,5—2 лет оно встречается сравнительно в редких случаях.

Интересующее нас паратифозное заболевание почти не наблюдалось нами у жеребят моложе 5-месячного возраста. У новорожденных жеребят паратифозные заболевания, как известно, носят название суставолома.

Ниже приводится таблица, показывающая возрастной состав табунных лошадей, заболевших за  8 лет в северокавказских конных заводах выраженной формой паратифа (табл. ).

 возрастной состав табунных лошадей, заболевших за  8 лет в северокавказских конных заводах выраженной формой паратифа

Как видно из приведенной таблицы, в табунных условиях паратифом заболевают главным образом молодые лошади в возрасте от 6 месяцев до 1,5 лет.

В этиологии этого заболевания лошадей лежит паратифозная инфекция (Salmonella abortus equi).

Приведенные в конзаводах серологические исследования яа паратиф большого числа лошадей с ярко выраженной формой данного заболевания неизменно давали в РА положительный результат.

При бактериологических исследованиях соответствующего материала от таких же больных паратифом лошадей и от лошадей, павших от этого заболевания, почти во всех случаях обнаруживалась культура сальмонелл и во многих случаях при этом выделялась чистая культура данного возбудителя.

Опыты искусственного заражения молодых лошадей культурой паратифа аборта кобыл, проведенные отдельными научными работниками (Величкин, Иванов, Поддубский и др.) дали следующие результаты.

Иванов, Поддубский и др. (1944 г.) провели заражение паратифом четырех жеребят; каждому жеребенку было задано по 100 мл смыва агаровой культуры Salm. abortus equi. В своем сообщении о данном опыте авторы не указывают возраста жеребят и не описывают клиники. Забив жеребят через несколько месяцев после заражения, они выделили у них культуру сальмонелл из желчных ходов печени.

Величкин (1945 г.) провел ряд опытов по одновременному заражению жеребят альфортиозом и паратифом. Им было заражено заведомо благополучных по этим заболеваниям 11 голов молодняка в возрасте от 9 месяцев до 2 лет. Заражение подопытных жеребят паратифом было проведено путем дачи им per os бульонной культурой сальмонелл в дозе 500 мл. В результате указанных опытов 6 зараженных жеребят переболели паратифом бессимптомно; через 20—40 дней после заражения культурой сальмонелл все они при исследовании крови в РА на паратиф давали в течение 23—80 дней положительный результат. У одного из них в течение трех недель, начиная с третьего дня после искусственного заражения паратифом, температура тела была повышенной и колебалась в пределах от нормы до 39,5°; этот жеребенок переболевал одновременно клинически выраженной формой альфортиоза брюшины и скрытой формой паратифа; через 5 месяцев и 9 дней после одновременного заражения личинками альфортиоза и культурой сальмонелл жеребенок был забит; из обнаруженных в альфортиозных очагах под брюшиной абсцессов был взят материал, из которого при бактериологическом исследовании была выделена чистая культура Salm abortus equi.

У остальных пяти подопытных жеребят паратиф в результате экспериментального заражения протекал в клинической форме (высокая температура тела, резкое исхудание, шаткость походки, в одном случае отек запястного сустава с хромотой); клиника паратифа наблюдалась у них в течение 12—30 дней; повышенная температура у этих жеребят появилась на 3—5 день после заражения и в течение 9—12 держалась в пределах 39,5—40°; агглютинины сальмонелл в сыворотке крови у этих жеребят появились через 15—27 дней после заражения паратифом и обнаружились в разведении 1 : 600 и 1 : 800 (у одного жеребенка — 1:9000) в течение 5—30 дней.

Все 5 жеребят в разное время через 33—75 дней после заражения были забиты; у трех из них бактериологическими исследованиями содержимого, взятого из инкапсулированных абсцессов на брюшине в местах альфортиозных очагов, была выделена чистая культура сальмонелл; во всех случаях выделенная культура лизировалась бактериофагом, агглютинировалась с позитивной сывороткой в разведении 1 : 4000 (до 1 : 8000) и типично вела себя на сахаре.

Необходимо отметить, что клиника переболевания жеребят паратифом и патолого-анатомические изменения, наблюдавшиеся в результате искусственного заражения пяти последних жеребят культурой сальмонелл, в основном были те же, что имеют место при септической форме переболевания лошадей паратифом после спонтанного заражения.

Условия естественного заражения молодых лошадей паратифом и патогенез этого заболевания остаются пока не изученными

Возможно, что одним из резервуаров данной инфекции служат, при известных условиях, абортировавшие от паратифа кобылы, особенно в случаях массового распространения паратифозного аборта в хозяйстве. Из сопоставления многолетних данных о течении паратифа среди молодых лошадей в конных заводах на Северном Кавказе с данными, отображающими течение в этих заводах паратифозного аборта кобыл, мы установили, что, во-первых, обе инфекции могут протекать в хозяйствах одновременно, при этом широкое развитие паратифозного аборта кобыл часто сопровождается появлением в хозяйстве более или менее значительного числа молодых лошадей с выраженной клиникой паратифа; в таких случаях уместно бывает иногда предполагать непосредственную связь между паратифозным абортом кобыл и вспышкой паратифозных заболеваний среди молодняка; во-вторых, паратифозное заболевание среди конского молодняка нередко возникало в хозяйствах, совершенно благополучных по паратифозному аборту кобыл; подобные случаи возникновения паратифа у молодняка могут быть объяснены только аутоинтоксикацией, так как занесение инфекции извне здесь было полностью исключено.

Анализ массовых и спорадических случаев паратифа у молодых лошадей табунного содержания показывает, что эта инфекция может протекать у лошадей в двух формах: в бессимптомной и в клинически выраженной форме.

При массовом появлении этого заболевания в молодняковых табунах иногда выявлялись лошади, которые, имея повышенную температуру тела, переносили сальмонеллезную инфекцию без проявления каких-либо иных симптомов заболевания.

Более того, отмечено много случаев, когда в молодняковых табунах наряду с клинически выраженными формами паратифа большое количество лошадей, не имея ни температурных подъёмов, ни каких-либо других клинических признаков болезни, реагировала в РА на паратиф положительно. Это безусловно указывало на наличие в этих группах значительного числа лошадей, переболевающих паратифом в скрытой форме.

В 1938 г. ветврач Троицкий, обследуя в одном из северокавказских конзаводов табун жеребчиков-полуторалеток и установив неблагополучие его по паратифу, отобрал из него 57 жеребчиков, не имеющих ясной формы паратифозного заболевания, но «температурящих, угнетенных и худых»; при исследовании этих лошадей на паратиф «сыворотки с антигеном возбудителя паратифозного аборта лошадей дали в РА резко положительный результат у 25 жеребчиков, положительный у 4 жеребчиков, сомнительный у 3 и отрицательный у 25».

В 1945 г. в конзаводе имени Сталина в двух молодняковых табунах, пораженных паратифозной инфекцией, основная масса молодняка, давая кратковременные подъемы температуры тела до 39,0—39,5°, переболевала почти без проявления клиники. 105 жеребят из этих табунов дали в РА на паратиф положительный результат, причем 79 из них были клинически совершенно здоровыми. С выраженной клиникой паратифа из обоих табунов было выделено 84 головы молодняка.

В 1946 г. в конзаводе имени Кирова при широком распространении паратифа в молодняковых табунах около 60% поголовья в них дало при исследовании крови положительную РА с антигеном сальмонелл аборта кобыл. Клинически выраженной формой паратифа в этих группах молодняка заболело всего лишь около 7% поголовья.

В 1950 г. при вспышке паратифа в 2-м Дубовском конзаводе в двух молодняковых табунах более половины поголовья при исследовании крови в РА на паратиф дало положительный результат, но клинику паратифа в виде опуханий суставов имели только 60 лошадей из обоих табунов; наиболее ярко выраженную форму заболевания проявили 26 лошадей, из которых 2 пали.

В ноябре-декабре 1950 г. в Курсавском конзаводе в отъемной группе клинически выраженной формой паратифа заболело 20 жеребят. Шесть из них мы исследовали на паратиф бактериологически, при этом из содержимого отеков и абсцессов у всех жеребят была выделена чистая культура паратифа. Скорость оседания эритроцитов в первые 15 минут достигла у больного молодняка 65—72 делений. Содержание гемоглобина в их крови определялось в 34—48%. В период неблагополучия по паратифу вся отъемная группа была исследована нами на паратиф серологически, при этом, помимо 20 больных и переболевших паратифом, положительную РА дали 60 клинически здоровых жеребят, и 13 таких же жеребят дали сомнительную реакцию. В день взятия крови повышенную температуру до 39,5—40,0° имели только больные паратифом жеребята.

Приведенные факты свидетельствуют о том, что в неблагополучных по паратифу мо-лодняковых конских группах распространение данного заболевания не ограничивается только случаями явного проявления клиники, а что в таких группах при массовом распространении инфекции подавляющее количество молодняка переболевает пара-гифом бессимптомно или в очень легкой форме; диагносцировать у таких лошадей паратифозное заболевание можно только серологически по наличию в крови агглютининов.

Наблюдавшаяся нами клиника паратифа у молодых лошадей была довольно разнообразна. Во многих случаях она напоминала клинику «суставолома» жеребят. Наиболее часто встречающимися клиническими признаками при паратифе молодых лошадей были повышенная температура тела до 39,0—40,5°, прогрессирующее исхудание, угнетенное состояние в разной степени, опухание суставов конечностей, хромоты (отеки и абсцессы на различных участках тела лошади — в области суставов конечностей, холки, грудной кости, на грудной и брюшной стенке, на холке, мошонке и в других местах); содержимое абсцессов большей частью серый или желтовато-белый гной творожистой или сливкообразной консистенции. В иных случаях заболевание протекало при явлениях резко прогрессирующего исхудания и сильного поноса со зловонным запахом или же при явлениях одышки, усиленного везикулярного дыхания с хрипами и притуплениями в легких, слизисто-гнойного истечения из носа, по-бледнения видимых слизистых оболочек, ослабления аппетита или полного отказа от корма и быстрого упадка сил у больного животного.

При патолого-анатомических вскрытиях павших от паратифа жеребят обнаруживалась следующая картина. Труп истощен в брюшной полости скопление мутноватой или прозрачной жидкости желтоватого цвета. Слизистая тонких или толстых кишок, а то и обоих отделов кишечника усеяна точечными кровоизлияниями; в стенке кишечника или в паренхиматозных органах или в толще брюшной стенки нередко обнаруживаются гнойники разной величины с творожистым содержимым.

Мезентериальные железы припухшие и гиперемированы; некоторые из них с точечными кровоизлияниями и мелкими некротическими фокусами, содержащими серые крошковатые массы. Брюшина иногда бывает покрыта фибринозным налетом; часто под серозной брюшины залегают альфортиозные очажки, содержащие гной. Печень увеличена, на разрезе темно-вишневого цвета: иногда печень дряблая, серо-глинистого цвета, пульпа ее размягчена. В грудной полости в отдельных случаях содержится разное количество жидкости с хлопьями фибрина. Легкие на разрезе влажны, в отдельных случаях в них местами заключены некротические очаги разных размеров. На эндокарде масса точечных кровоизлияний. Селезенка иногда увеличена, под ее капсулой точечные кровоизлияния, поверхность разреза темно-вишневого цвета. Средостенные лимфатические узлы увеличены, серо-красного цвета, в некоторых случаях содержат творожистые включения.

В зависимости от локализации болезненного процесса патологические изменения могут быть выражены в большей мере или преимущественно в органах брюшной или органах грудной полости.

В случаях гнойных или гнойно-некротических поражений в области суставов конечностей, лопатки, холки, спины, крупа, грудной или брюшной стенки и т. д., на вскрытиях трупов в этих местах находят инфильтраты, отеки, абсцессы и некрозы тканей.

При бактериологическом исследовании содержимого некротических очагов во внутренних органах во многих случаях выделялась культура сальмонелл; довольно часто возбудитель паратифа бактериологически обнаруживался в альфортиозных очагах брюшины.

Суммируя эпизоотологические, клинические и патолого-анатомические данные при паратифе молодых лошадей, следует сделать заключение, что это заболевание является инфекционным, протекающим у молодых лошадей в виде сепсиса, проявляясь в трех основных формах — септической, кишечной и легочной.

Длительность болезни у лошадей, павших от паратифа, характеризуется следующими данными, собранными за 8 истекших лет (табл. ниже).

Длительность болезни у лошадей, павших от паратифа

Из этой таблицы видно, что основная масса павших лошадей переболевала при жизни хронической формой паратифа; несколько меньшее количество этих лошадей страдало подострой, и незначительное число павших лошадей болело при жизни острой формой паратифа.

Наблюдения показывают, что более молодые жеребята, за небольшим исключением, переносят паратифозную инфекцию значительно труднее, чем молодняк старших возрастов.

Тщательными обследованиями условий, при которых в том или ином конзаводе возникал паратиф, установлено, что появление этого заболевания среди молодых лошадей обусловливалось глубокими и продолжительными нарушениями зоогигиенических и ветеринарных условий в содержании и кормлении молодняка лошадей. Весьма серьезную, а в некоторых случаях решающую роль при этом играло тесное размещение молодняка в сараях, конюшнях или в базах, особенно, когда эти помещения содержались в антисанитарном состоянии.

Нарушения условий содержания и кормления молодых лошадей неоднократно в течение последних лет вызывали среди них массовые вспышки паратифа, во время которых из неблагополучных групп выделялось значительное число лошадей с явной клиникой этого заболевания.
Имея в виду, что возникновение и распространение среди молодых лошадей паратифозной инфекции обусловливается преимущественно факторами содержания и кормления и что эта инфекция может иногда заноситься в молодняковые группы лошадей из неблагополучных по паратифозному аборту маточных табунов. Борьба с паратифом молодняка в конных заводах на Северном Кавказе велась прежде всего по линии создания конепоголовью нормальных условий содержания и кормления, а также путем предохранения отъемных групп молодняка от заноса к ним паратифозной инфекции извне.

Ветеринарно-профилакгические и противоэпизоотические мероприятия в отношении сальмонеллезной инфекции слагались из следующих моментов:

1) исследование на паратиф каждого случая аборта кобыл и каждого случая нежизнеспособного приплода с последующей изоляцией всех паратифозных маток 9 обособленные группы;

2) изоляция из табунов суставо-ломных жеребят с их матками;

3) поголовные серологические исследования молодняка перед пуском его в первую случку с удалением из молодняковых табунов каждой положительно реагирующей на РА лошади;

4) изолированное содержание молодых лошадей с клиникой паратифозного заболевания;

5) содержание отъемных групп жеребят строго обособлено от маточных табунов и других табунных групп.

К числу профилактических и оздоровительных мероприятий, направленных против паратифа жеребят, ветсостав заводов относил также комплекс противогельминтозных мероприятий, как-то: плановые дегельминтизации консостава всех возрастов, сменноклеточная пастьба конских групп (с мая по октябрь) и создание всему конепоголовью благоприятных зоогигиенических условий кормления и содержания.

Как показали наблюдения, возникновение паратифа у молодых лошадей и степень его распространения в молодняковых группах в известной мере могут зависеть от характера и интенсивности глистной инвазии.

Альфортиоз, повидимому, является наиболее чистым фоном для возникновения и развития у молодых лошадей паратифозного заболевания. Гельминтозные заболевания в зависимости от тяжести их течения ослабляют резистентность организма лошади и этим в той или иной мере повышают восприимчивость животного к паратифозной инфекции, а личинки глиста в период миграции открывают возможности для внедрения данной инфекции в ткани и органы животного. Имеется достаточно оснований считать, что клинические признаки паратифа у больных гельминтозами молодых лошадей получают свое более или менее яркое выражение именно в зависимости от степени и характера глистной инвазии.

Накопившиеся в конзаводах и собранные нами эпизоотологические данные, а также данные патолого-анатомических вскрытий лошадей, содержавшихся в неблагополучных по паратифу молодняковых группах и павших от паратифа или от других причин, во многих случаях подтверждают высказанное предположение о существовании взаимосвязи между паратифозной инфекцией у молодых лошадей и гельминтозными заболеваниями у них. Многие рассмотренные автором протоколы вскрытий на молодняк, павший от паратифа, действительно, содержат в себе описание патолого-анатомической картины, вызванной одновременным переболеванием молодых лошадей паратифом и гельминтозами. Наряду с картинами общего сепсиса в протоколах вскрытия на этих лошадей отмечались гнойно-фибриозный перитонит альфортиоз-ного происхождения, серозно-фибриозное воспаление толстого отдела кишечника на почве узелкового трихонематоза, делафондиоз брыжеечных артерий и т. д. Данные таких патолого-анатомических вскрытий, безусловно, свидетельствуют о смешанном течении у больного молодняка паратифа и гельминтозных заболеваний.

У молодых лошадей совместное течение паратифа и гельминтозных заболеваний неоднократно подтверждалось также лабораторными данными, а именно: жеребята, болевшие тяжелой формой гельминтозов, нередко давали положительный результат при исследовании их крови в РА на паратиф, а у некоторых явно больных паратифом жеребят копрологическими исследованиями устанавливалась значительная степень зараженности глистами (стронгилидами, параскаридами, трихонематидами).

На возможность смешанного течения у молодых лошадей паратифа и гельмин-тозных заболеваний указывают еще те факты, что у павших от альфортиоза лошадей при бактериологических исследованиях содержимого из гнойных альфортиозных очагов на брюшине нередко выделялась культура Salm abortus equi.

Наконец, имевшие место случаи одновременного благополучия или одновременного неблагополучия целых хозяйств или отдельных групп лошадей по гельминтозам и паратифу молодняка также дают некоторое основание утверждать, что оба эти заболевания находятся во взаимной связи друг с другом. Об этом же свидетельствует длительное благополучие по паратифу конского молодняка в ряде конзаводов (имени Кирова, имени Сталина, Терский, 2-й Ставропольский), планомерно осуществляющих у себя ряд лет комплекс противогельминтозных мероприятий. В этом отношении особо показательна была в 1945 г. вспышка клинического паратифа в конзаводе имени Кирова среди лошадей, страдавших чрезвычайной зараженностью глистами. Принятые конзаводом решительные меры по оздоровлению консостава от гельминтозов увенчались полным успехом и привели одновременно к оздоровлению этого поголовья от паратифа. Этот случай свидетельствует о прямой связи паратифозной инфекции с гельминтозными заболеваниями лошадей.

Специфических лечебных и профилактических средств при паратифе нет. Иммунитет при паратифе молодняка лошадей еще не изучен. Нет еще достаточных данных, освещающих отношение к этой инфекции со стороны молодняка, перенесшего в более молодом возрасте паратиф в форме «суставолома». Также не обобщен еще материал по вопросу о паратифозных абортах кобыл, переболевших паратифом в молодом возрасте.

Помещенные в этой статье сводные данные за последние 8 лет о распространении паратифа среди табунных лошадей в конных заводах на Северном Кавказе не могут считаться полными, так как эти данные содержат в себе только случаи заболевания лошадей выраженной формой паратифа и не включают в себя случаев переболевания лошадей паратифом в скрытой форме.

Общая смертность молодых лошадей от паратифа в северокавказских конзаводах варьировала в отдельные годы от 3,7% до 26,1% к числу заболевших лошадей.

Вызывая сравнительно высокий процент падежа молодых лошадей, паратиф, кроме того, причиняет северокавказским конзаводам значительный экономический ущерб еще тем, что зачастую оставляет у переболевших лошадей серьезные и неустранимые деформации суставов конечностей или глубокие изменения во внутренних органах. Такие лошади обычно выбраковываются. Многие молодые лошади, перенесшие клинически выраженную форму паратифа, поправляются очень медленно; еще долгие месяцы после выздоровления они выделяются в своих группах недостаточной упитанностью, слабым ростом и отставанием в общем развитии. Такой молодняк, легче и чаще других лошадей восприимчив к разным инфекционным и инвазионным заболеваниям и всегда труднее переносит незаразные болезни.

Заключение по паратифу лошадей

1. Паратиф молодых лошадей — специфическое инфекционное заболевание, проявляющееся в трех основных формах — септической, кишечной и легочной.

2. Паратиф у молодых лошадей может протекать в острой, подострой и хронической форме.

3. В случае массового распространения паратифа в конских группах, молодняка подавляющее большинство лошадей в них переболевает паратифом в скрытой форме, без проявления клиники; заболевание паратифом у таких лошадей может устанавливаться только серологически, по наличию в их крови агглютининов.

4. Предрасполагающими факторами, обусловливающими возникновение и распространение паратифа в конских группах молодняка, служат прежде всего неудовлетворительные условия содержания этих групп и в особенности скученное, тесное размещение их в зимних помещениях; содержание молодняка длительное время в антисанитарных условиях, или продолжительные и существенные погрешности в кормлении молодых лошадей также могут способствовать возникновению и распространению среди них паратифозной инфекции.

5. Вспышка и широкое распространение среди конского молодняка паратифозной инфекции могут возникать также на фоне неблагополучия молодняка по гельминтозам, в особенности по альфортиозу.

6. Борьба с паратифозной инфекцией должна вестись главным образом путем создания конскому молодняку нормальных условий содержания и кормления, особенно в осенне-зимний период, а также путем проведения во всех табунах в рациональные сроки комплекса противогельминтозных мероприятий.

7. В целях профилактики паратифозных заболеваний среди жеребят в отъемных группах последние должны всемерно охраняться от заноса к ним паратифозной инфекции извне, в частности требуется строго изолированное содержание отъемных групп жеребят от маточных табунов.

8. Паратиф молодых лошадей, являющийся самостоятельным заразным заболеванием, должен быть внесен в таблицу инфекционных заболеваний лошадей.

Г. С. Храпов ветврач
 

Виды сельскохозяйственной деятельности:
Рекомендуемые статьи