Восстановление плодовитости жеребцов

Восстановление плодовитости жеребцов

Восстановление плодовитости жеребцовВ последние 20—25 лет предложен ряд методов и различных препаратов для восстановления половых функций жеребцов. Одновременно научные и практические работники пытались анализировать причины различных отклонений в половых функциях, классифицировать их, причем все эти нарушения бычно объединялись водном термине—«импотенция». Несмотря на различныепрепараты, предложенные для лечения утраченной плодовитости, лечение еще плохо налажено, а рекомендованные препараты не применяются. Эффективность предложенных способов лечения оказалась очень низкой. Такое положение явилось результатом того, что предложенные препараты и другие методы, воздействия часто не имели под собой научно-теоретической основы, а самое главное, что у предлагавших различные методы лечения и применявших их иногда были слабые представления о причинах «импотенции», о процессе нарушений в половых функциях.

К таким в свое время нашумевшим, но быстро угаснувшим и оставившим мало следа методам лечения «импотенции» препаратами можно отнести лечение гравиданом, приготовленным А. А. Замковым (1929), тестолизатом Тушнова П. А., препаратом П. А. Волоскова (продуктом гнилостного распара спермы—1933 г.), цито-токсической сывороткой, применявшейся М. X. Рябовым (1933 г.) полианолом, проланом и пр.

Вконцедвадцатыхгодов, когдадебатироваласьпроблема«омоложения» старыхорганизмов, методикаомоложениябылапримененанекоторымиветеринарнымиврачаминажеребцах. Ноживойорганизмневозвращаетсякпройденнойстадииразвития, иомоложениеиливозвращение прожитой молодости, невозможно. Возможна лишь перестройка старого организма и в связи с этим некоторое восстановление его активности.

Метод взбадривания организма животных путем пересадок семенных желез не получил широкого распространения как по сложности методики проведения, так и по непостоянности эффекта. Такая же судьба постигла и другие в свое время предлагавшиеся методы.

По вопросам выяснения причин различных отклонений от нормы в половых функциях у самцов и в частности у жеребцов в зоотехнической и ветеринарной литературе имеется мало данных. Это и понятно, поскольку методы детального обследования половой производительности самцов сельскохозяйственных животных разработаны лишь в последнее время. Обычно авторы учебников в разборе этиологии половой недостаточности еще до сих поп пользуются источниками из медицинской литературы, приводя оттуда и классификации различных видов отклонений от нормы. Между тем организм жеребца во многом отличается от организма человека и не следует переносить данные, взятые из человеческой практики, в практику животноводства без экспериментальной проверки. К сожалению, в руководствах это наблюдается, особенно когда дело касается качества семени. Например, большинство авто ров разных учебников и руководств в качестве основной причины некроспермии выставляют заболевания простатической железы. Это, быть может, и верно в отношении старческих простатитов у людей, но едва ли переносимо на баранов, быков и жеребцов.

Значительно большую ценность имеют работы, проведенные непосредственно на том или ином виде животных.

Андриевский В. П. (1939 г.) указывает, что среди баранов тонкорунных пород значительно распространено бесплодие (до 15%), в основе которого лежат различные аномалии в развитии и патологические изменения в половых органах, преимущественно в придатках семенников, а также в семенниках.

Сильченко И. Г. указывал (1948 г.) на связь между абортами кобыл и покрытием их некоторыми жеребцами, имевшими во время случной те или иные отклонения от нормы в половых функциях. Например, при садках у жеребцов не отделялось семя; у некоторых наблюдалась плохая переживаемость сперматозоидов, обнаруживались в семени кровь и микроорганизмы (стрептококки). Зимой у этих жеребцов появились клинические изменения в семенниках и мошонке: отек мошонки,  утолщение и даже свищ семенного канатика. При исследовании сыворотки крови этих животных на паратиф получен положительный результат.

Животков X. И. (1948 г.) так же обращает внимание на то, что микробные заболевания половых органов у жеребцов нередки. Они ведут к острому или хроническому заболеванию семенников и придаточных половых желез, ухудшению качества семени и токсиноспермин. Эти заболевания очень трудно поддаются излечению, при покрытии кобыл дают большой процент холостения, абортов и вызывают эндометриты.

В. В. Половцева и Г. В. Паршутин в 1930 г. наблюдали сильное ухудшение ка чества семени в течение двух месяцев у быков, перенесших инфекционное заболевание при явлениях расстройства сердечной деятельности, отеков и значительного повышения температуры тела.

Волосков П. А. (1936 г.) считал, что появление патологических форм сперматозоидов в семени жеребца свидетельствует о нарушении герминтативных функций тестикулов и секреции придатков половых желез.

По нашим исследованиям (1938 г.), между клиническими симптомами заболеваний половых желез жеребца и наличием определенных патологических форм сперматозоидов существует прямая связь.

При экспериментально вызванном расстройстве сперматогенеза (спиртовым компресс на мошонку в течение 2—4 суток), жеребцы выделяли в эякуляте большой процент патологических форм семенных клеток, главным образом с ненормальностями в строении головки. Процесс расстройства сперматогенеза, раз начавшись, продолжался I'/s— 2 месяца, доходя почти до полного исчезновения сперматозоидов в эякуляте. Расстройство функции придатка семенника влечет за собой деформацию хвостов и распад сперматозоидов.

В наших опытах (1936 г.) при усиленном половом режиме не ухудшился морфологический состав семени жеребцов и не повысился процент сперматозоидов с протоплазматической каплей.

Относительно других видов отклонений в половых функциях у жеребцов и других самцов, следует указать на наблюдения X. И. Животкова (1935 г.), который отметил половое истощение с расстройством рефлекса эякуляции у жеребцов, неправильно и усиленно использующихся в ручной случке.

 

Материал и методика исследований

В государственных заводских конюшнях, конных заводах и хозяйствах ежегодно выявляется значительное количество жеребцов с плохой потенцией, некроспермией, азооспермией, расстройством процесса эякуляции и прочими отклонениями от нормы в половой деятельности.

Поскольку методы диагностики и определение причин этих заболеваний в зоотехнической и ветеринарной литературе отражены слабо, почти не разработаны методы лечения расстройств половой деятельности жеребцов, на госконюшнях ежегодно бракуются десятки производителей по причине импотенции и пониженной плодовитости, в связи с невозможностью их использования.

Управление государственных заводских конюшен предложило нам заняться изучением вопросов диагностики отклонений в функциях половых органов, причин этих отклонений и разработать методы восстановления оплодотворяющей способности жеребцов.

С этой целью весной к летом 1949 г. на Рязанскую Госконюшню было собрано 20 назначенных к выбраковке мало плодовитых и бесплодных жеребцов, с различными отклонениями от нормы в половых функциях.

Из них пять жеребцов, требовавших дополнительного наблюдения и исследования, были оставлены на зимовку в Рязанской государственной заводской конюшне, а в 1950 г. к ним было еще добавлено 10 жеребцов, главным образом из числа выделяющих неподвижное и нежизненное семя.

В работе не ставилось целью восстановление плодовитости старых жеребцов, у которых в связи с возрастом окончилась или понизилась генеративная функция. Некоторое восстановление половой активности и плодовитости старых жеребцов конечно, возможно, ио едва ли оно будет практически ценно для большинства жеребцов государственной конюшни, так как это восстановление активности и тем болез плодовитости у старых производителей будет кратковременным.

Поэтому на Рязанскую государственную заводскую конюшню собирались жеребцы в возрасте от 4 до 10 лет. Не брались для опыта также жеребцы с явно выраженной клиникой причин бесплодия, например с острым орхитом или его последствиями, когда ткань семенника уплотнена и сперматогенез прекращен. Были собраны жеребцы, у которых не было видимых клинических признаков бесплодия, а лишь диагнозы, характеризующие бесплодие от неизвестных причин: импотенция полная, азооспермия, некроспермия, жеребец не выделяет семени.

 

Изучение причин и диагностика заболеваний проводилась:

1) путем сбора анамнестических данных, по материалам государственных конюшен, из которых прибыли больные жеребцы;

2) путем клинического обследования жеребцов, исследования семенников и других органов полового аппарата, крови, мочи, изучения качества семени, когда его удавалось получить;

3) путем наблюдения за поведением жеребца около кобылы, изучения отклонений в проявлении половых рефлексов при случке и наблюдения за ним в деннике, в работе, в леваде, на проездке.

Клинические исследования: измерение температуры, пульса, дыхания и сердечной деятельности, исследование крови по показателям количества гемоглобина, эритроцитов, лейкоцитов, РОЭ, исследование мочи на наличие белка и форменных элементов и т. д. имели своей целью лишь исключение инфекционных и других заболеваний, могущих неблагоприятно подействовать на половые функции жеребцов.

Качество семени жеребцов в 1949 г. изучалось по следующим показателям: объем эякулята, цвет и запах семени, активность движения, концентрация и переживаемость сперматозоидов, рН семени. В 1950 г. при более детальном изучении семени жеребцов выделяющих мертвых сперматозоидов, были дополнительно введены некоторые другие показатели.

В результате последовательных многодневных наблюдений над жеребцами были сделаны попытки установить тип нервной деятельности того или иного жеребца, согласно классификации академика И. П. Павлова.

Как известно, И. П. Павлов в зависимости от процессов возбуждения и торможения разделил собак на сильный и слабый тип. Животные сильного типа в свою очередь были разделены на неуравновешенных (сильно возбудимых) и уравновешенных, а последние в зависимости от быстроты нервных процессов разделялись на живых (быстрых) и спокойных (медленных).

Яркое проявление того или иного темперамента у животных, сильно затемняется безграничным количеством условных рефлексов, накопленных во время жизни животного. Об этом говорил неоднократно в своих лекциях и докладах академик И. П. Павлов.

Одного и того же жеребца в различных условиях можно было отнести к разным типам темперамента. Поэтому определение типа нервной деятельности у того или иного жеребца может быть только условным. Возможно, что лошадей после тщательного изучения этого вопроса необходимо будет разделить по другой классификации типов нервной деятельности, отличающейся от принятой И. П. Павловым для собак.

Степень сильной возбудимости в проявлении половых рефлексов у жеребцов к тому же во многом зависит не только от общего типа нервной деятельности, но и от того, в каком состоянии находится организм, каково накопление у него в половых железах сперматозоидов, каково наличие гормонов в крови животного.

На основании комплекса исследований и анамнестических данных устанавливались причины и характер заболевания и соответственно принимались меры воздействия.

В основу мероприятий по восстановлению плодовитости были положены основные принципы мичуринской биологии и павловского учения об единстве организма животного и окружающей его среды.

Основой учения акад. И. П. Павлова и его сотрудников является утверждение о единстве внутреннего и внешнего во всей жизнедеятельности организма. «Животный организм, — писал Павлов, — представляет крайне сложную систему, состоящую из почти бесконечного ряда частей, связанных как друг с другом, так и в виде единого комплекса с окружающей средой» (Соч., том. II, стр. 452).

В мероприятиях по восстановлению плодовитости у жеребцов также учитывалось и то обстоятельство, что нарушения половых функций могут быть вторичным явлением при нарушении других функций организма.

Для восстановления плодовитости создавался благоприятный фон условий кормления и содержания жеребцов; индивидуальный режим работы, моцион и купанье. Рационы для жеребцов составлялись с учетом состояния упитанности и живого веса жеребцов, они комбинировались из различных кормов и менялись в своем составе через каждые две недели. В состав рационов входили: сено луговое (летом свежескошенная трава), овёс, отруби, дробленое просо, комбикорм и соль. Некоторым жеребцам давалось молоко в количестве 3—6 литров в день.

Жеребцам с недостаточной упитанностью в апреле и мае 1949 г. давался картофель в размере 3—5 кг в день. В общем на каждые 100 кг живого веса жеребца приходилось по 2—2,3 кормовых единицы при 100 гр белка на 1 кормовую единицу. Создание благоприятных условий было основой всех проведенных мероприятии. Но вместе с тем не исключалось при необходимости и воздействие некоторыми фармацевтическими и биологическими препаратами, усиливающими те или иные функции животного.

Еще до начала работы предполагалось, что многие нарушения в функциях половой деятельности жеребцов являются результатом их неправильного воспитания в конных заводах и неправильного использования и содержания в Государственных заводских конюшнях и случных пунктах. Эти недостатки заключаются в том, что жеребцы с целью моциона лишь 20—30 минут проезжаются под верхом или в качалке, а остальные 23,5 часа стоят в конюшне. Такой режим является безусловно ненормальным и должен повести к нарушению функций всего организма и в первую очередь нервной системы. При таком режима образуются всевозможные дурные привычки, особенно у нервных жеребцов. Содержание жеребцов на случных пунктах часто бывает не лучше, чем в зимний период в Государственной заводской конюшне, а использование производителей нередко ведется без учета состояния организма.

В целях восстановления плодовитости производителей основными мерами были: перемена обстановки, создание благоприятного содержания, растормаживание образовавшихся неблагоприятных условных рефлексов и создание и закрепление других рефлексов, благоприятных для проведения случки.

Вместе с тем были проверены некоторые рекомендуемые в научной литературе и руководствах препараты по стимулированию сперматогенеза, проявлению безусловных половых рефлексов, повышению тонуса вегетативной нервной системы. Из таких препаратов применялись: пролан, сыворотка крови жеребых кобыл, коффеин, бром, пилокарпин, эмульсия семенниковой ткани, препарат Дорогова (АСД).

Степень эффективности принятых мер воздействия оценивалась по проявлению потенции, нормальному выделению семени и да качеству его.

В результате анализа всех исследований и примененных мер воздействия можно сделать вывод, что большинство больных жеребцов, собранных в Рязанской Государственной заводской конюшне можно разделить по характеру заболевания на три основные группы.

Первая группа, довольно многочисленная, — это импотенты не реагировавшие или слабо реагировавшие на присутствие кобыл в охоте. К ним относятся: жеребцы верховых пород — Кроссинг и Дозор, жеребцы рысистые — Комплекс, Талисман, Толмач, Арапник и Вий, а также арденский жеребец Ком.

Восстановление потенции у большинства жеребцов этой группы оказалось возможным без применения медикаментарных средств, так как плохая потенция и полная импотенция у них была результатом неправильного выращивания и истощения от недостаточного кормления или неумелого использования в случке. Приводим краткие протоколы исследований этих жеребцов:

Чистокровный жеребец Кроссинг, 5 лет, прибыл из Чкаловской конюшни в состоянии истощения. Это был беднокостный, недоразвитый жеребец. Кроссинг, по данным Чкаловской государственной заводской конюшни, никогда не реагировал на присутствие кобыл в охоте.

На Рязанской государственной заводской конюшне жеребцу в качестве основного мероприятия по повышению потентности было назначено хорошее кормление, прогулки в леваде, небольшие проездки, а с наступлением теплого времени — купанье в реке. Через месяц жеребец имел уже лучшую упитанность, но при первых пробах на способность к случке он плохо готовился, проявление полового рефлекса у него было слабое. Затем потенция его быстро улучшилась, и жеребец пошел в случку, стал нормально выделять семя хорошего качества. Отмечалось некоторое торможение половых рефлексов при виде каждой новой кобылы и при изменении обстановки. Характерным было также засыпание жеребца во время эякуляции. Некоторый интерес представляет поведение жеребца при первой садке на чучело. Посмотрев на чучело, жеребец повернулся к выходу обратно. Его вернули, но он опять пошел к выходу. Так было три раза. Затем жеребец подготовился, вспрыгнул на чучело и отдал семя в искусственную вагину. Всего жеребец сделал 25 садок (на искусственную вагину и естественно). В июле 1949 г. жеребца отправили обратно в Чкаловскую государственную заводскую конюшню. По данным апробации весной 1950 г. жеребец при трехкратной проверке выделял семя в объеме 55 мл с оценкой подвижности 0,8 и переживаемостью сперматозоидов до 50—55 часов.

Другой жеребец Талисман, 7 лет, по типу нервной деятельности мог быть отнесен к уравновешенным животным. Это очень послушное, добронравное и способное животное. Прибыл жеребец с диагнозом полной импотенции, установленной при апробации в 1949 ,г. При предоставлении жеребцу спокойного содержания, купания и достаточного кормления потенция у него быстро восстановилась. Жеребец стал выделять семя хорошего качества. Осенью 1949 г. Талисман был передан ВНИИКу для использования в опытах по вопросам влияния кормления на качество семени.

В 1950 г. в течение 3 месяцев в этом опыте жеребец сделал 150 садок, при этом его нельзя было назвать (слишком энергичным, однако он не проявлял признаков импотенции. На основании анамнестических данных и поведения жеребца, можно предполагать, что временная импотенция у него была результатом неправильного содержания и чрезмерного использования в разъездах на Велико-Лукской конюшне.

Комплекс, 4 года, спокойный и ласковый жеребец проявлял полное равнодушие к кобылам. Лишь после нескольких минут стояния около кобылы у него иногда появлялись слабые признаки обнимательного рефлекса. При исследовании половых органов у него обнаружено небольшое уплощение семенников. 30/V 1949 г. жеребцу было дано внутрь 500 мл 30° спирта с целью возбуждения нервной системы. Через несколько минут у жеребца появилась слабая эрекция, быстро окончившаяся. Жеребцу был назначен режим: содержание в леваде по несколько часов в день, купание в реке. С целью внесения частого возбудителя нервной системы Комплекса стали каждый день подводить к кобылам в охоте, был проведен курс инъекции пролана по 100 мг в инъекцию. Но непосредственно яркого результата от этих инъекций не установлено.

Жеребец, пользуясь содержанием в леваде и купанием, окреп, возмужал, прибавил в весе. 10/VI он был подведен к крупной вороной подсосной кобыле Магистрали, бывшей в охоте, и проявил большое возбуждение: у него наступила эрекция, и он непрерывно делал попытки покрыть кобылу, но не мог произвести садки. На следующий день у жеребца при виде кобылы Магистрали снова появилось возбуждение и после нескольких неудачных попыток с помощью конюхов, подсаживавших его, Комплекс, сделал естественную садку на кобылу, отделив семя. Через день у жеребца было получено семя на искусственную вагину, при садке на ту же кобылу Магистраль. В последующие дни выяснилось, что проявление половых рефлексов на холостых кобыл в охоте не полное (слабая эрекция), тогда как на кобыл подсосных все половые рефлексы проявлялись нормально, и он делал садку, отделяя семя. Возбуждение обычно начиналось после того, как жеребец обнюхает вымя кобылы. Это был для него дополнительный условный раздражитель.

Жеребцом в 1949 г. были покрыты естественно 4 кобылы, из которых три доведены до отбоя и стали жеребыми. Неоднократно от Комплекса получалось семя и на искусственную вагину. Жеребец обычно выделял около 50 мл семени с концентрацией сперматозоидов 250—350 млн. в одном мл, активностью движения их 0,7 и переживаемостью 36 часов.

По своим экстерьерным качествам жеребец был отнесен ко второму классу и потому был продан в одни из хозяйствоов  Рязанской области. По сведениям, получаемым от ст. зоотехника Рязанской ГЗК в 1950 г., жеребец в начале случной шел только на подсосных, а затем и на всех прочих кобыл.

В результате проведенных наблюдений и исследований можно сделать вывод, что полная импотенция жеребца была результатом неправильного выращивания и содержания, а также позднего полового созревания. В Рязанской госконюшне благодаря левадному содержанию, моциону и купанию жеребец возмужал и окреп. Инъекция пролана, если и имела значение, то только второстепенное, подталкивающее.

Толмач, 8 лет, по имеющимся данным в период 1945—1947 гг. использовался в естественной случае, причем вел себя вполне нормально. Сведений о его работе в 1848 г. нет. Жеребец поступил на Энгельскую государственную заводскую конюшню в конце 1948 г. Там, при проверке в январе-феврале 1949 г. сделал две садки, не выделив семени, а в дальнейшем почти не стал реагировать на кобыл. Будучи все же отправлен на случной пункт, жеребец покрыл несколько кобыл, но они не зажеребели. Жеребец был снят со случки по дефективному семени: оценка подвижности сперматозоидов 0,1.

Проведенными на Рязанской государственной заводской конюшне исследованиями установлено, что Толмач имеет очень низкую потенцию, относится к тормозному (слабому) типу нервной деятельности, и у него нарушен сперматогенез. В его семени было не более 20% сперматозоидов с поступательным движением и около 50% от числа всех сперматозоидов были ненормальны по форме, из которых было много с патологией головки.

Кроме назначения жеребцу режима, укрепляющего организм (купанье, моцион и работа), ему был праведен курс лечения эмульсией ткани семенника. В результате у жеребца постепенно улучшилась потенция, и он стал выделять семя с активностью движения 0,4—0,6 и с переживаемостью сперматозоидов 40—60 часов. Но на чучело жеребец не пошел.

Толмач по своим экстерьерным качествам относится ко второму классу, слеп на один глаз и потому был продан в один из хозяйствоов Рязанской области. По имеющимся сведениям, там у жеребца ранней весной 1950 г. потенция была средней, но затем стала хорошей. Толмач покрыл всех кобыл хозяйствоа (22), а затем был пущен в косяк. Ректального исследования не проводилось, но кобылы в охоту больше не приходили, и все они жеребы.

Арапник, рождения 1942 г., прибыл из Боровической государственной конюшни с диагнозом: «импотенция с 1947 г., выражающаяся в том, что жеребец не садится на кобыл, нервничает, эрекции полового члена у него почти нет. До 1947 г. и в начале 1947 г. Арапник работал на пунктах, причем зажеребляемость покрытых им кобыл была хорошая.

При исследовании жеребца на Рязанской ГЗК и постоянных наблюдениях за ним было установлено, что Арапник легко возбудимый, нервный жеребец, при неправильном обращении с ним (окрики, брань, одергивание) волнуется, буйствует, злится и, если это происходит в случном манеже, то от сильного волнения у него пропадает эрекция. Жеребец в первые дни старался прижать конюха к стене, ударить задом присутствующих в манеже.

Решено было переменить обращение с жеребцом, сделав это обращение ласковым, но настойчивым и твердым. С целью излечения нервной системы и укрепления всего организма жеребцу было назначено физиотерапевтическое лечение — содержание в леваде и купанье. В рацион было введено молоко, 3—5 литров в день.

Эти меры привели к тому, что жеребец стал спокойным, но вместе с тем энергичным в случке. Жеребец привык к людям, и злобность его исчезла. Несколько садок было сделано естественно на 4 кобыл, из которых три стали жеребыми.

В первые дни испытаний жеребец выделял семя с оценкой по подвижности 0,1 единичные поступательные, при 40—42% патологических форм сперматозоидов. Но затем качество семени улучшилось, подвижность сперматозоидов стала — 0,3—0,4, а переживаемость их 24—40 часов. Количество патологических форм уменьшилось 4 до 25%. В июле, когда потенция у жеребца была уже восстановлена, с целью улучшения качества семени ему был введен три раза (6, 7 и 8 июля) пилокарпин в дозе 0.1—0,15 и 0,2 г. Однако какого-либо улучшающего действия не было отмечено

Поскольку жеребец стал нормально крыть кобыл и признаки нервного расстройства у него прекратились, он был отправлен в Вологодскую государственную заводскую конюшню для дальнейшего использования в естественной случке. Там в январе 1950 г. при проверке качества семени Арапник в случку шел энергично, быстро справлялся и нормально крыл кобыл, выделяя 50—60 мл семени с наличием в ней сперматозоидов 250—300 млн. в 1 мл, с подвижностью их 0,3—0,4 и переживаемостью 36—40 часов. Жеребец в случной сезон использовался на пункте в Чебсарском районе, где покрыл 25 кобыл.

Таким образом причиной импотенции жеребца Арапника, принадлежащего к легко возбудимому типу нервной системы, было неправильное содержание и обращение с ним, что повело к расстройству нервной системы — к неврастении.

Ком арденской породы, рождения 1942 г., поступил с Вологодской государственной заводской конюшни в Рязанскую в середине июня 1949 г. В 1947 г. спермой этого жеребца было осеменено 110 кобыл и получена хорошая зажеребляемость их. В 1948 г. он также работал при пункте искусственного осеменения. В мае 1948 г. у жеребца было воспаление левого семенника, вследствие нечаянной травмы искусственной вагиной. В октябре повторилось воспаление семенного канатика, вследствие другой травмы, не связанной с получением семени. В 1949 г. при проверке качества семени Кома не смогли посадить на кобылу. Инъекции пилокарпина не помогли улучшить потенцию.

Жеребец Ком в первые недели по прибытии в Рязанскую государственную заводскую конюшню был очень пуглив. Эрекция у него при малейшем движении кобылы прекращалась. Он боялся шума, оглядывался.

После двух-трех недель пребывания в Рязанской государственной заводской конюшне при спокойном обращении Ком стал более смелым, настойчивым, тормозные рефлексы у него угасли, и он нормально производил естественные садки. Наиболее хорошая потенция у жеребца отмечалась при случке во дворе, вне манежа. Благотворное влияние на нервную систему его оказало купание в реке и прогулки в леваде. Первый раз Кома ввели в воду с большим трудом, а потом он охотно купался. Интересно отметить, что в августе, когда Кома пустили в леваду вместе с другими жеребцами, сначала он был очень осторожен, ходил в стороне вместе с Толмачом, но потом осмелел, стал задиристым и вел себя агрессивно. В конце июля Комом было покрыто пять кобыл, из которых три стали жеребыми. Качество семени жеребца хорошее, переживаемость сперматозоидов 40—60 часов. Садки жеребца затруднены в связи с хроническим ревматизмом задних конечностей и недостаточной длиной их. В сентябре Ком был отправлен обратно в Вологодскую государственную заводскую конюшню, и это была большая ошибка. Перевод жеребца в прежнюю обстановку, где ему были нанесены травмы, где у него развились и прочно закрепились тормозные рефлексы, снова повело к восстановлению этого торможения. Наличие тех же людей, которые ухаживали и работали с ним на пункте при Вологодской ГЗК, способствовало возобновлению торможения. По данным работников Вологодской ГЗК, при проверке 20, 23 и 25 января 1950 г. жеребец был около кобылы в манеже каждый день по часу, но на кобылу не реагировал и, как только ему позволяли, бежал прочь в денник.

Этот случай подтверждает возможность длительного сохранения условных рефлексов у жеребцов, особенно если раздражение связано с неприятными, болезненными ощущениями.

Дозор, 1942 г. рождения. В 1945—1947 г. использовался в ручной и косячной случке, давая хорошую зажеребляемость. В 1948 г покрыл 27 кобыл, которые прохолостели. В 1949 г. при весенней апробации от жеребца с трудом было получено семя, оказавшееся мертвым. При исследовании на Рязанской ГЗК У жеребца Дозора установлена очень низкая потенция, он почти не реагировал на кобыл, готовился медленно и редко проявлял попытки к садке. Семя от него удалось получить всего лишь три раза, причем только единичные сперматозоиды в нем имели поступательную подвижность, а 50% всех семенных клеток были ненормальны по форме. Характер патологии свидетельствовал о нарушении процесса сперматогенеза.

В целях стимуляции сперматогенеза и увеличения потенции жеребцу три раза вводилась внутримускулярно эмульсия из семенников, после чего потенция значительно изменилась в лучшую сторону. Жеребец стал более энергичным, быстро готовился не только на кобыл, но и на чучело, семя отдавал сразу. Но качество спермы не улучшилось. Таким образом иъекция семенниковой ткани, улучшив потенцию, не подействовала на характер спермообразования у этого жеребца.

Жеребец Вий, 8 лет, в июле 1950 г. имел ухудшение потенции и качества семени на почве неправильного обращения и плохого кормления. Ему был дан отдых, представлено левадное содержание, купание, введение эмульсии из ткани семенника. В результате через две недели потенция у жеребца стала нормальной, качество семени так же улучшилось.

Проведенные эксперименты с восемью жеребцами этой группы показывают, что восстановление потенции, если в организме не имеется серьезных морфологических изменений, возможно. В наших опытах жеребцы восстановили потенцию.

Ко второй группе относятся пять жеребцов верховых пород: Индиан, Интурист. Гость, Мурад и Люпин. Все эти жеребцы темпераментны, легко возбудимы, активны в случке. Но эти жеребцы страдали расстройством рефлекса эякуляции. Жеребцы не отделяли семени, что связано с расстройством иннервации полового аппарата. У некоторых жеребцов в случаях, когда они отделяли семя, в семени наблюдалось наличие крови.

Полученные сведения о жеребцах и наши наблюдения заставляют с уверенностью предполагать, что основной причиной этого вида нервного расстройства (нервного асперматизма), является чрезмерное (для этих жеребцов) использование в случке и неправильное содержание.

Примером может служить жеребец Мурад, рождения 1941 г., который первые годы своей работы на пунктах Азербайджанской ГЗК работал нормально. В 1947 г на хозяйствоном случном пункте этим жеребцом были очень довольны, как сильным и энергичным производителем, и усиленно его эксплуатировали, допуская ему в некоторые дни 4 и более (до 7) садок.

В 1948 и 1949 гг. при апробации у Мурада установлена «азооспермия». С таким диагнозом он и прибыл для лечения.

При исследовании в Рязанской ГЗК установлено: жеребец имеет весьма повышенную возбудимость, энергичен. Потенция его высокая, рефлексы обнимательный и эрекции проявляются хорошо. Но имеется явное расстройство рефлекса эякуляции — жеребец не отдавал семени при садке. Мураду был назначен режим, при котором он на длительное время выпускался в леваду. Уход за жеребцом был поручен опытному конюху, обеспечившему спокойное, но настойчивое обращение с ним. Вместе с другими жеребец купался в реке. Все вместе взятое повело к тому, что через несколько дней жеребец стал более спокойным и имел хорошую потенцию, стал отдавать нормально семя в искусственную вагину. Качество семени у него оказалось хорошее, переживаемость семенных клеток 60—80 часов.

Никаких медикаментарных средств жеребцу не применялось, и лишь создание нормального режима содержания было достаточным для восстановления у него нормальных половых функций.

Анализ анамнестических данных, темпераментность и поведение жеребца подтверждают наше мнение о том, что расстройство рефлекса эякуляции было результатом чрезмерного использования жеребца в случке. Такое использование могло по вести не только к нервному асперматизму, но и проявлению других признаков нервного расстройства. Расстройству нервной системы жеребца несомненно способствовало то обстоятельство, что Бакинская ГЗК совершенно не имеет места для свободного выпуска жеребцов. Жеребцы пользуются лишь изредка короткими проездками. В результате, при апробации два года подряд Мурад не отдавал семени что ошибочно квалифицировалось как «азооспермия».

Излеченный жеребец Мурад был отправлен в Ставропольскую ГЗК, где в случной сезон 1950 г. нормально покрыл 45 кобыл.

Индиан, 9 лет, из Ставропольской ГЗК имел аналогичные с Мурадом анамнестические данные. В 1948—1949 гг. он не использовался в случке, так как не отдавал семени. В Рязанской ГЗК к нему были применены те же меры воздействия, как к Мураду, и в результате нервный асперматизм у Индиана больше не проявлялся, жеребец стал нормально отдавать семя. Он был отправлен в Чкаловскую ГЗК, где при апробации в 1950 г. нормально отделял при садке семя хорошего качества, затем был отправлен на пункт, где покрыл 21 кобылу при плане 20.

Интурист, 5 лет, из Кубанской ГЗК, также, имея чрезмерную возбудимость, плохо отделял сперму, в которой иногда появлялась кровь. Ему в дополнение к физиологическому воздействию (купанье и левада) была три раза введена СЖК (сыворотка жеребых кобыл) по 10 мл под кожу. Довольно быстро, через три недели, жеребец пришел в норму, стал спокойно и .нормально отделять семя. Жеребец тоже был направлен в Чкаловскую ГЗК весной 1950 г. при апробации нормально отделял семя, а на пункте покрыл 18 кобыл при плане 20.

Люпин, 5 лет, из Чкаловской ГЗК, в случной сезон 1948 г. не участвовал, так как при салке не отделял спермы. На Рязанскую ГЗК жеребец прибыл 1 апреля 1949 г., имея неудовлетворительную упитанность и признаки продолжительного плохого ухода. Кроме тех же мер, что были приняты по отношению к жеребцам Мураду и Индиану, Люпину было назначено усиленное восстанавливающее кормление. Жеребец Люпин обладал повышенной нервной возбудимостью, требовал внимательного и спокойного обращения во время случки. Такое обращение и способствовало нормальной эякуляции семени. Состояние жеребца, в котором он прибыл из Чкаловской ГЗК, его малорослость, беднокостность свидетельствуют о том, что расстройство его половых функций было результатом неправильного выращивания и недостаточного кормления при плохом уходе и усиленной эксплуатации. Жеребец был отправлен обратно в Чкаловскую ГЗК, где в 1950 г. нормально работал па случном пункте, покрыв 32 кобылы при плане 20.

Гость чистокровный верховый жеребец, рождения 1944 г. из Кубанской ГЗК-В 1948 г. был снят со случки по причине «кровавой спермы». В 1949 г. снова у жеребца в семени обнаруживалась кровь, что и послужило поводом к отстранению его от случки. На Кубанской ГЗК жеребцы почти круглые сутки содержатся в конюшне. Им предоставляется лишь 20-минутный моцион в виде проездки под верхом.

Жеребец прибыл на Рязанскую ГЗК 27 июня. При многократных исследованиях в июле и августе 1949 г. у него установлено серьезное расстройство рефлекса эякуляции. Лишь один раз удалось получить от него семя, и то при естественной садке. Готовился жеребец быстро, энергично шел на кобылу, половые рефлексы у него были хорошо выражены, но во время садки жеребец вместо эякуляции спрыгивал с кобылы с криком. Жеребец был очень строгий, вернее, злой по характеру. Проведение курса лечения бромистым калием результата не дало. В конце августа 1949 г., когда заканчивались исследования всех жеребцов, расстройство рефлекса эякуляции у Гостя продолжалось в той же тяжелой, серьезной форме. Жеребец был оставлен на Рязанской ГЗК для дальнейшего наблюдения и лечения. Осенью 1949 г., кроме прогулок в леваде, проездок под седлом, жеребца приучили к запряжке, и он стал использоваться иногда как разъездная лошадь. К весне 1950 г. характер Гостя совершенно изменился. Постоянно находясь на людях, жеребец стал спокойным, добронравным животным. Однако на случном пункте он вел себя, как энергичный, потентный жеребец. Нервная система его восстановилась настолько, что он начал эякулировать семя, но обычно все же с 3— 4 раза. С наступлением летнего времени жеребца стали купать в реке, а в период 9—12 июня ему было сделано 4-кратное интравенозное вливание препарата ЛСД (Дорогова). Вскоре жеребец стал нормально отдавать семя с первого раза. Гость не состоял в штате пункта Рязанской ГЗК, однако им было покрыто 12 кобыл, из которых 10 стало жеребыми

Таким образом и у этой группы темпераментных жеребцов верховых пород, с расстройством процесса эякуляции мера восстановления нормальной половой деятельности заключались прежде всего в восстановлении нормальной деятельности всего организма, укрепления нервной системы. Эти меры оказались эффективными, а заключались они в предоставлении моциона в леваде, купании в реке, достаточном кормлении и в обеспечении спокойного, но настойчивого обращения с ними.

К третьей группе жеребцов с нарушениями половых функций из числа прибывших на Рязанскую ГЗК в 1949 г. относятся жеребцы, имеющие хорошую потенцию, нормально выраженные половые рефлексы, но семя их содержит неподвижных сперматозоидов, или лишь единичные из них имеют слабые движения. В 1950 г. эта группа с некроспертией пополнилась еще семью жеребцами. У этих жеребцов длительное время исследовались качество семени, его активная реакция (РН), свойства секретов придаточных половых желез, наличие фермента гиалуронидазы и морфологический состав сперматозоидов. Неоднократно проводилось клиническое исследование крови, мочи, устанавливалось состояние семенников, их придатков, придаточных половых желез, причем не установлено каких-либо значительных отклонений от нормы.

Все приведенные исследования не сделали ясными основные причины неподвижности сперматозоидов у большинства подопытных жеребцов. Однако можно предполагать, что неподвижность семенных клеток является результатом глубокого нарушения условий при образовании сперматозоидов, а также при прохождении их через канал придатка и хранении в хвосте придатка.

Учащенные садки, введение пилокарпина, коффеина, массаж семенников и их придатков не повели к улучшению качества спермы. Регулярная работа, моцион и купание лишь у некоторых жеребцов повели к небольшому улучшению подвижности сперматозоидов. Сильная, раздражающая терапия также была недостаточно эффективна и, поэтому .исследования над этой группой жеребцов продолжаются.

 

Заключение и выводы

Описанные наблюдения, исследования и эксперименты позволяют сделать заключение о том, что из числа малоплодовитых и бесплодных жеребцов можно выделить три основные группы отклонений от нормы в половых функциях:

1. Импотенция, заключающаяся в отсутствии или очень слабом проявлении половых рефлексов. В результате такие жеребцы не делают садок на кобыл. Этот вид отклонения от нормы в половых функциях может быть у любого типа лошадей: верховых, рысистых и тяжеловозных.

2. Расстройство рефлекса эякуляции. При этом жеребцы энергично делают садки на кобыл, но не отделяют семени. Такое заболевание свойственно чаще жеребцам верховых пород.

3. К третьей группе относятся жеребцы с нормальной потенцией, отделяющие при садке семя, но семя это содержит только неподвижных сперматозоидов, или лишь единичные из них имеют слабые движения.

Причиной импотенции, или пониженной потенции у жеребцов первой группы является неправильное содержание их в госконюшнях и конных заводах. Это неправильное содержание заключается в недостатке движения, света, общения с людьми и животными, иногда и в недостатке кормления. Эти обстоятельства особенно сильно действуют на молодых жеребцов. Недокорм при воспитании производителей в военные годы привел к увеличению числа таких импотентов. Примером могут служить описанные жеребцы Комплекс, у которого значительно задержалось половое созревание, и Кроссинг, который был истощен.

Однако импотенция часто бывает и от других причин, связанных с неправильным содержанием жеребцов: это столкновения безусловных половых рефлексов с торможением, вызванным у жеребца грубым обращением, окриками, травмой (особенно травмой половых органов) во время случки. У жеребцов робкого, слабого типа нервной деятельности это торможение может быть очень устойчивым и настолько сильным, что будет подавлять все безусловные половые рефлексы, связанные с эндокринной системой.

Ярким примером такого торможения являются случаи с жеребцами Комом и Толмачом. У жеребца Кома половое возбуждение полностью подавлялось тормозными рефлексами, выработавшимися в Вологодской ГЗК, где жеребцу были нанесены болезненные травмы семенника при получении семени. Уже одна обстановка манежа в Рязанской ГЗК ассоциировалась у Кома с манежем в Вологодской ГЗК и тормозила случку. Вне манежа тормозные рефлексы у жеребца угасали, и садка происходила быстрее.

На примере Кома можно констатировать длительную устойчивость условных тормозных рефлексов у жеребцов. Ком по возвращении в Вологодскую ГЗК снова стал импотентным.

К этой же группе относится импотенция у молодых жеребцов, впервые идущих в случку, когда половое влечение тормозится страхом. Это столкновение полового влечения со страхом вызывает нервность жеребца, его злость и буйное поведение. У жеребца Арапника, типичного злого неврастеника, функция эрекции нарушалась при грубом обращении, криках и одергивании.

Причиной расстройства эякуляции семени — асперматизма могут быть анатомические причины, но значительно чаще это бывает при расстройства функции нервного центра эякуляции. Как видно из наших данных, это заболевание обычно происходит у жеребцов верхового типа, легко возбудимых. При большой половой нагрузке нервных жеребцов эякуляторный центр часто и чрезмерно возбуждается и, следовательно, быстро утомляется. Затем наступает стадия истощения его и несмотря на то, что эрекция бывает нормальная, функция эякуляторного центра прекращается, и жеребец не может выделить семени. Эти обстоятельства — несоответствие эякуляции и эрекции могут повести в дальнейшем к очень серьезным расстройствам всей нервной системы, неврастении, выражающейся в буйстве, злости и коликообразных припадках жеребца. Такие припадки мы наблюдали у жеребца Биплан в 1941 г. (Рязанская государственная заводская конюшня).

Таким образом, в этих двух группах отклонения от нормы в половых функциях в своей основе имеют нарушения в функциях нервной системы и во всем организме, что является результатом неблагоприятных внешних воздействий, заключающихся в неправильном содержании, грубом обращении, недостаточном кормлении и пр.

Поэтому в основу мероприятий по восстановлению плодовитости были положены основные принципы мичуринской биологии и павловского учения о единстве организма и среды его окружающей, а так же об условных рефлексах.

Эти мероприятия складывались: 1) из создания обстановки содержания и кормления, укрепляющей весь организм, излечивающей нервную систему; 2) из растормаживания жеребцов, выработавших тормозные рефлексы в результате неправильного обращения и ведения случки.

Для первой цели мы считаем наиболее действенным и более приемлемым физиотерапевтическое лечение, т. е. воздействие благотворными силами природы. Для второй цели необходима перемена обстановки, методов содержания, перемена обслуживающего персонала с тем, что бы произвести растормаживание отрицательных рефлексов и выработать новые положительные условные половые рефлексы.

Роль лечения лекарственными веществами является подсобной, а не основной.

Результаты, полученные нами, показали правильность наших мероприятий. У жеребцов с указанными расстройствами в половых функциях, не имевших органических (анатомических) недостатков, эти функции были восстановлены.

Достаточное кормление, свободное движение в леваде, умеренная физическая работа, регулярное купание, отдых от случки, спокойное, но настойчивое обращение — это основные меры для лечения таких жеребцов.

Вместе с тем такие меры должны быть и основными условиями правильного содержания нормальных, здоровых жеребцов в конюшнях, конных заводах и случных пунктах. При таком содержании жеребцы меняют свой характер, уменьшается их злость и строптивость.

Следовательно, в целях предупреждения указанных заболеваний и одновременного улучшения качества семени жеребцов, режим содержания их в конюшнях, конных заводах и на случных пунктах необходимо в значительной мере изменить, причем одним из серьезных мероприятий будет организация группового моциона жеребцов в госконюшнях, в осеннее и зимнее время.

У третьей группы жеребцов причины некроспермии остались недостаточно выясненными.

Интересно отметить то обстоятельство, что большинство жеребцов с некроспермией, не имеющих видимых воспалительных процессов, подчас молодых жеребцов, относится к тяжеловозным. Также необходимо учесть, что умеренная работа, движение ведет иногда к небольшому улучшению качества спермы. Следовательно, надо полагать, что некроспермия связана с характером обмена веществ животного.

Г. В. Паршутин кандидат, ветеринарных наук

Виды сельскохозяйственной деятельности:
Рекомендуемые статьи
В объявлениях