Про табуретку на топку и о прогулке в лунную ночь

  • Все вместе. Февраль 2014.

Те дрова, которые нарезал впрок по предыдущему приступу холода, вчера кончились настолько, что пришлось для ночной топки порезать одну из табуреток. Удивил? На то и рассчитывал! Табуреток настоящих у меня много, но их надо ремонтировать, а ещё много в поленнице толстенных брёвен, от которых отрезал обрубок в размен высоты табуретки, так вот она и табуретка! Такую вот и пришлось вчера истопить не столько от лени, сколько с устатку. Она стояла в этой роли с лета 2015 и капитально просохла для топлива.

Сегодня засветло пошинковал одно брёвнышко для топки, но не перетаскал порезанное к дому, а взял только на растопку. Вроде и спать уже пора, пошёл за топливом, а там, на дороге, лежит Ясон и лунную ночь разглядывает. Моё появление он понял по своему и сразу последовал за мной, а это означало, что он прогулку перед сном крайне приветствует! Пришлось прикинуться, что и я так задумал. Погода и природа располагали к тому. На градуснике я видел минус пять, но было тихо и беспредельно лунно. Полная луна стояла высоко на юге, совсем, как полуденное солнце в конце июня.

Выходя, я ритуально водрузил на место налобный фонарь, но луна делала его почти ненужным. Земля сухая и уже твёрдая от мороза, а лужи, ещё позавчера полные воды, седым отблеском показывали свою опустошённость песком, который воду всю выпил, как только корочка льда покрыла поверхность. Эта корочка льда звонко хрустела в резонаторе пустой и сухой лужи! Если на лужу наступить...

Мы прошлись с Ясоном около километра в сторону Гришкино — до трубы ручья посреди поля. Ясон кого-то учуял в стороне леса и стоял в задумчивости: идти туда проверять документы или так отпустить. Когда я подошёл к нему, то он решился спуститься в кювет, который мог легко перепрыгнуть, но передумал. Я предложил ему вернуться домой и пошёл обратно. Он решил пройтись дальше, но когда я с брёвнышком по-вождистски на плече, подходил к дому, то Ясон уже лежал на том же месте.