Власти Воронежской области предложили скорректировать систему агрострахования

Департамент аграрной политики Воронежской области предложил Национальному союзу агростраховщиков (НСА) и Минсельхозу РФ пересмотреть условия выплат компенсации за погибшие сельхозкультуры. В регионе отмечают, что действующие механизмы не защищают аграриев, которые из-за дефицита средств во время посевной не успели оплатить взнос по заключенному договору страхования до наступления негативного события. Также департамент озаботился решением проблемы нехватки метеостанций в районах, что затрудняет прогнозирование урожая. Минсельхоз и НСА поддерживают идею развития сети метеостанций, но инициативу об отсроченной оплате заключенного договора страхования считают невыполнимой. По мнению союза, аграрии зачастую специально не оплачивают полисы, чтобы не тратить средства, но получать зависящую от страхования господдержку.
Предложения департамента аграрной политики его руководитель Алексей Сапронов представил в ходе совещания по агрострахованию на выставке «Золотая осень». По его словам, господдержка агрострахования в регионе ежегодно растет: в 2019 году на эти цели было выделено 13% (305,9 млн рублей) от общего объема «компенсирующей» субсидии, а в 2021 году — 34% (646,8 млн рублей; неиспользованный остаток — около 210 млн рублей). В 2022 году показатель может достигнуть 40%, пишет газета Коммерсантъ.
«Но из-за действующей нормативной правовой базы, не всегда позволяющей рассчитывать на получение страховой выплаты, отсутствует интерес у аграриев к продуктам сельхозстрахования»,— констатировал А.Сапронов.
По его словам, одна из проблем — условие о том, что договор страхования вступает в силу после уплаты всей суммы первого страхового взноса: «Отсрочка позволяет аграрию не отвлекать средства от актуальных потребностей. Но в большинстве случаев аграрий уже потом, когда обращается за выплатой, вспоминает, что опасное явление было зафиксировано в период действия договора, но наступило до момента оплаты первого взноса. Мы выступаем с инициативой — все же это специфичный вид страхования — пойти на какие-то изменения, чтобы при фиксации метеоопасного явления риск подтверждался, невзирая на то, когда был оплачен первый взнос. Я не говорю о том, чтобы аграрий в принципе его не платил или платил в последний день действия полиса, но чтобы какой-то срок по договоренности между страховщиком и страхователем был. Тем самым не вводить в заблуждение страхователя: так он будет понимать, что оплату по этому полису он получит. А страховщик будет компенсировать убытки только в случае уплаты (после наступления опасного природного явления) 100% страховой премии».
Второй проблемой, по словам господина Сапронова, является дефицит метеостанций в районах. Сейчас в Воронежской области на 31 район и три городских округа есть десять метеостанций (в Воронеже, Нововоронеже, Нижнедевицке, Лисках, Анне, Таловой, Борисоглебске, Павловске, Калаче, Богучаре). К примеру, от райцентра Ольховатка ближайшая метеостанция находится в 60 км.
«Все комиссии, которые мы могли бы назначить, не дали бы результата: основным документом для страховщиков является справка Росгидромета. А те данные, которые мы получаем, не всегда имеют высокую степень достоверности… Росгидромет использует методы экстраполяции, но аграрий зачастую не согласен с выводами: он сам видит, что происходит на полях», — рассказал Алесей Сапронов:
«Мы выступаем с инициативой увеличить количество метеостанций, приобрести их в собственность правительства области. Просим поддержки НСА, Минсельхоза и Росгидромета — закрепить инициативу и объем финансирования соглашением, чтобы была возможность определения метеоопасных явлений».
В департаменте аграрной политики пояснили, что менее месяца назад направили оба предложения в Минсельхоз и НСА; официального ответа пока не получили. Зато в ходе совещания советник замминистра сельского хозяйства РФ Елены Фастовой Михаил Петров раскритиковал инициативу о начале действия договора страхования: «Любой страховой договор вступает в силу с момента его оплаты. Мы знаем случаи, когда не забывчивость сельхозпроизводителей оплатить первый взнос влияет на выплаты, а другие факторы — они не связаны с забывчивостью».
В НСА заявили, что «предложенный механизм не может быть реализован»: «Если страховой договор не оплачен, он не действует. Страховать урожай от уже состоявшейся засухи нельзя по законодательству точно так же, как нельзя застраховать от пожара уже горящее здание. Агростраховщики нередко сталкиваются с ситуацией, когда аграрии затягивают с оплатой своей части страховой премии (в случае страхования с господдержкой 50% оплачивает бюджет). Это может происходить, когда аграрий приобрел полис, чтобы получить повышенную господдержку по другим направлениям, и не задумывался о том, что у него может наступить убыток. Чтобы исключить такие ситуации, аграрию нужно заключать договор страхования и оплачивать его в указанные в договоре сроки».
Инициативу расширения сети метеостанций поддержали и в НСА, и в Минсельхозе. «Любое лицо может проводить гидрометеорологическое наблюдение, но нужно приобрести лицензию и выполнить ряд условий. Иначе мы будем иметь зонтик над дождемером»,— заявил на совещании директор Всероссийского НИИ сельскохозяйственной метеорологии Валерий Долгий-Трач. Но президент НСА Корней Биждов подчеркнул, что сейчас использование частных метеостанций, которые в том числе готовы закупать агрохолдинги, невозможно: «Росгидромет не хочет выпускать из своих рук придание нормативного характера этим данным».
Гендиректор «РСХБ-Страхования» Сергей Простатин отметил, что из-за отсутствия метеостанций в отдельных районах местные сельхозпредприятия даже отказываются страховать посевы. «Я буду инициатором встречи с Росгидрометом, потом пойдем к вице-премьеру Виктории Абрамченко. Мы можем зайти и поменять нормативную базу»,— пообещала замминистра сельского хозяйства Елена Фастова.
Зерновой портал Центрального Черноземья

Рекомендуемые статьи
Похожие материалы