ТИМ ДЕМЧЕНКО: «Мы создадим крупный агрохолдинг под управлением «ВТБ Капитала»

«ВТБ Капитал», сформировавший совместно с иностранными партнерами портфель потребительских активов на 2 млрд долл., надеется в течение трех лет продать их вдвое дороже, в том числе и через IPO. На новые проекты будет выделен аналогичный бюджет, крупнейшими из них станут сельскохозяйственные кластеры. Планируется консолидировать 250 тыс. га сельхозугодий и вложить в агробизнес порядка 500 млн долл. Об этих и других планах руководитель управления прямых инвестиций и специальных проектов «ВТБ Капитала» ТИМ ДЕМЧЕНКОрассказал в интервью корреспонденту РБК daily.
— Каков сегодня портфель активов «ВТБ Капитала», его стоимость? В каких сегментах присутствует компания?
— Наш портфель хорошо диверсифицирован. Мы представлены в пищевом ритейле («Лента»), в IT-сегменте (EPAM), в медийном секторе владеем пакетом акций News Outdoor, есть актив в транспортном секторе— компания Brunswick. Внедвижимости у нас параллельно было несколько проектов. Недавно мы закрыли сделку, реализовав бизнес-центр класса А «Лесная Плаза». У нас осталось еще два проекта в этом секторе: бизнес-центры «Белые сады» и «Белая площадь». «Белая площадь» представляет собой готовый офисный комплекс, «Белые сады»— девелоперский проект, в котором мы участвуем в консорциуме с TPG Capital (эта инвесткомпания вместе с «ВТБ Капиталом» в конце 2009 года приобрела долю в розничной сети «Лента».— РБК daily). Одним из приоритетных направлений на данный момент для нас является сельское хозяйство. Нам также интересен сектор добывающей промышленности, в частности угольная промышленность, цветные металлы и железная руда.
— Что собой представляет ваш портфель активов всегменте потребительского рынка?
— Он состоит из семи-восьми проектов, в которые мы вложили примерно 400 млн долл. и привлекли в них дополнительно около 1,6 млрд долл. соинвестиционного капитала. Соответственно, портфель в сегменте потребительского рынка можно оценить более чем в 2 млрд долл. В рамках нашей инвестиционной политики соотношение нашего капитала и внешнего в проекте составляет 1:4 или 1:5. Наша задача — не инвестировать капитал с баланса компании, а привлечь как можно больше внешнего капитала, увеличивая таким образом размер сделок. И во всех проектах наша роль не ограничивается инвестиционной, мы выступаем и как менеджер— управляем капиталом. Фактически все наши сделки были структурированы подобным образом.
ДЕНЬГИ С ЗАПАДА
— Судя по структуре сделок с участием «ВТБ Капитала», вы не ищете партнеров среди российских инвесторов?
— На сегодняшний день мы работаем исключительно с западными игроками. Это соответствует изначально поставленной перед нами задаче: привлечь за счет российского капитала как можно больше внешних инвесторов. Уже озвученная сумма 1,6 млрд долл. привлеченных инвестиций также средства иностранных инвесторов. Однако сотрудничество исключительно с западными игроками в какой-то степени является вынужденной мерой. Цикл наших инвестиций, как правило, колеблется в диапазоне трех-пяти лет. Мы пока не нашли в России устойчивой институциональной базы инвесторов, которые готовы к таким циклам и могут системно работать с управляющими этим капиталом. Такого класса инвесторов нет, но мы работаем над поиском таких партнеров. Сегодня активность на рынке проявляют лишь институциональные структуры, к которым относятся «ВТБ Капитал», ВЭБ, Евразийский банк развитияи другие межгосударственные фонды. Частный источник капитала как система в России пока отсутствует.
— Какова структура иностранных инвестиций всделках?
— Мы работаем со всеми классами институциональных инвесторов. В первую очередь это крупнейшие источники капитала— суверенные государственные фонды, представленные в Ближневосточном и Азиатском регионах. Нашими партнерами также выступают крупные частные источники капитала, так называемые bu-out-фонды, в частности американские (например, TPG Capital), а также международные финансовые институты— Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР), IFC. Мы пытаемся найти контакт с такого же рода региональными фондами. Следующий, более массовый слой игроков, с которыми мы сотрудничаем по проектам, это частные инвестиционные фонды, как правило, европейские или скандинавские, фонды, управляющие семейным капиталом.
— Имеются ли у ваших иностранных партнеров конкретные предпочтения по секторам рынка, куда они готовы вкладываться?
— Крупные инвестиционные холдинги, суверенные фонды имеют довольно диверсифицированную платформу и работают по всем направлениям. Тем не менее Азия интересуется нашими природными ресурсами, Ближний Восток проявляет интерес к сельскохозяйственным активам, а европейские и скандинавские инвесторы нацелены на классическую private-equity-модель, которая предполагает инвестиции впотребительский сектор.
— « ВТБ Капитал» уже сформировал вместе с иностранными партнерами портфель инвестиций в размере 2 млрд долл. Каковы ваши инвестиционные планы на ближайшую перспективу?
— Мы не планируем серьезно увеличивать этот объем. Мы собираемся сфокусироваться на возможности продаж, на выходе из этих активов и высвобождении капитала для новых инвестиций. Конечно, мы продолжим создавать новые инвестиционные ситуации, но от разовых сделок, где мы соинвестировали в проекты с внешними инвесторами, мы стратегически переходим к модели фондов. Мы будем создавать их вокруг сформировавшихся инвестиционных вертикалей— сельское хозяйство, инфраструктура, потребительский сектор, недвижимость. В этом заключается наша стратегия на ближайшие два-три года.
— Каков будет совокупный объем этих фондов, инвестиций?
— В ближайшие два года мы будем стремиться привлечь в фондовые структуры тот же объем капитала, который мы привлекли в качестве соинвестиций. Речь идет о 1,5—2 млрд долл. Очевидно, что в немалой степени порядок цифр будет зависеть от конъюнктуры на рынке капитала и инвестиционной привлекательности России.
— Существующие активы будут «упаковываться» вфонды?
— Нет. Планируемые фонды будут формироваться с новым капиталом без участия этих активов. Сегодняшние активы являются хорошей платформой для работы с инвесторами, но они останутся нашими активами, и мы доведем их до конца инвестиционного цикла.
— « ВТБ Капитал» планирует создавать отдельные фонды по каждому осваиваемому сегменту рынка?
— Это необязательное условие. К примеру, фонды, включающие активы потребительского сектора, могут состоять сразу из нескольких направлений, таких как IT и розница. А вот недвижимость и сельское хозяйство, очевидно, будут входить в специально предназначенные для них фонды.
НЕИНТЕРЕСНЫЙ «ЕВРОПЕЙСКИЙ»
— Какие у вас сегодня приоритеты на рынке недвижимости?
— Мы сохраняем интерес к готовым объектам коммерческой недвижимости премиального класса в офисном и ритейл-сегментах в Москве и Санкт-Петербурге. Однако качественного предложения на этих рынках, к сожалению, очень мало.
— По данным РБК daily, летом 2011 года «ВТБ Капитал» оценивал торговый комплекс «Европейский». Свою долю (30%) в ТК планировала продать Москва в рамках приватизации госимущества. Речь шла о готовящейся сделке или вас наняли как оценщика-консультанта?
— К бизнесу прямых инвестиций «ВТБ Капитала», за который в компании отвечаю я, это не имеет никакого отношения. ТК «Европейский» прекрасно управляется, и если он будет выставлен на продажу, то по очень высокой цене. Мы никогда не заработаем необходимую норму доходности, чтобы вернуть вложенные в «Европейский» средства. Поэтому нам это неинтересно.
— Из каких активов вы намерены выйти в ближайшее время?
— В этом году мы планируем осуществить один-два выхода из проектов. Однако выход не всегда предполагает продажу объекта целиком, как это было в случае с бизнес-центром «Лесная Плаза». Компании могут выйти на IPO, и в таком случае реализация осуществляется постепенно. Иногда компании передают контроль поэтапно. Из всех активов существующего портфеля я вижу возможность выхода в ближайшие два-три года.
— На какую капитализацию инвестиций вы рассчитываете?
— Сегодня наш портфель прибавил в стоимости фактически в два раза. Рыночная оценка активов, в которые мы вложили 400 млн долл., сегодня превышает 700 млн долл. Мы надеемся, что в момент выхода из проектов она достигнет 1 млрд долл. Мы планируем увеличить наши первоначальные инвестиции в два с половиной раза.
ПОЛМИЛЛИАРДА В ЗЕМЛЮ
— Как будет структурировано участие «ВТБ Капитала» в сельскохозяйственном бизнесе?
— Это интересный сегмент, который требует большой операционной вовлеченности и прямого контроля. Мы привлекли несколько международных экспертов с большим опытом инвестирования в сельское хозяйство за пределами России и сотрудничаем с отечественными специалистами.
— Кто будет развивать сельскохозяйственный бизнес?
— Мы пригласили одного из ведущих иностранных экспертов— Джейсона Силма— возглавить направление инвестиций в сельское хозяйство. В «ВТБ Капитал» он пришел из Macquarie Group, крупнейшей австралийской финансовой группы. Джейсон родился в семье, которая владела большим фермерским хозяйством в Австралии— порядка 1,2 млн га земли. Они успешно его развили и продали крупному институциональному инвестору. В Macquarie Group Джейсон отвечал за управление операциями и поставками зерновых, масличных культур, лесного и молочного хозяйств на международном рынке. После работы на австралийском рынке он начал развивать этот бизнес для Macquarie Group в Латинской Америке и других странах. Опыт Джейсона Силма показался нам очень интересным, а его, в свою очередь, привлек инвестиционный потенциал в России. Он был первым человеком, который пришел к нам развивать этот сегмент. Сейчас у нас уже работают несколько иностранных специалистов. Мы стремимся найти правильный баланс между иностранным и российским опытом.
— Какие сегменты сельского хозяйства вы планируете развивать?
— Мы нацелены на создание полного инвестиционного цикла, от производства до продажи. Это и выращивание зерна, и создание инфраструктуры хранения продукции, в частности инфраструктуры первичной переработки (кпримеру, семян подсолнечника и кукурузы в различные пищевые ингредиенты). На данный момент у нас уже есть интересный проект полного цикла. Он включает в себя производство скоропортящихся и твердых овощей (свекла, картофель), создание инфраструктуры для их хранения и впоследствии производство готового продукта, который будет реализовываться в торговых сетях. Это очень масштабный проект, который нацелен на замещение импорта в Россию пищевых продуктов из Израиля, Египта.
— «ВТБ Капитал» собирается инвестировать в животноводство?
— Интересный для нас сегмент зернопроизводствавключает в себя элементы молочного и мясного животноводства. В свое время мы серьезно изучали возможности производства курицы и индейки, а также красного мяса (говядины) и приняли решение не инвестировать в производство мяса птиц, так как на этом рынке уже есть ряд успешных игроков, которым удалось создать современную инфраструктуру. Однако мы видим потенциал в производстве красного мяса. Здесь более сложный инвестиционный и производственный циклы, последний занимает несколько лет и сопряжен с высокими рисками. Сейчас мы внимательного изучаем это направление и уже привлекли австралийских и американских специалистов, которые анализируют, какие племенные породы смогут лучше акклиматизироваться в нашей стране.
— Вы будете самостоятельно развивать сельскохозяйственный бизнес или в партнерстве с инвесторами?
— Наша инвестиционная модель не меняется: мы, безусловно, будем привлекать партнеров. Сточки зрения менеджмента и управления пока нам не удалось найти надежного партнера в России, который имел бы достаточный управленческий опыт, в частности по внедрению передовых технологий. Поскольку сельскохозяйственный бизнес очень высокотехнологичен, нам приходится самостоятельно этим заниматься. Мы намерены организовывать специальные тренинговые программы для сотрудников, инвестировать в механизацию и так далее.
— Как будет структурирован ваш сельскохозяйственный бизнес?
— Я уже говорил, что мы всегда являемся менеджером проекта и сами им управляем, предпочитая иметь контрольный пакет. Наша стратегия подразумевает создание крупного сельскохозяйственного холдинга под управлением «ВТБ Капитала». Мы планируем создать три-четыре кластера сельскохозяйственных активов. Каждый кластер— это 30—50 тыс. га земли. За три-четыре года мы планируем увеличить эту цифру в четыре-пять раз. Мы собираемся искать небольшие, но качественные, хорошо управляемые активы, которые мы сможем вывести на новый уровень производительности.
— Сколько инвестиций потребует эта программа-максимум?
— С учетом необходимых инвестиций в механизацию, техническое оснащение, в развитие капитальной базы, структуры хранения и прочее в развитие кластеров придется вложить порядка 500 млн долл. Инвестиции «ВТБ Капитала» составят 20% от этой суммы. Соответственно, мы постараемся привлечь более 400 млн долл. Важно отметить, что мы будем выступать в классической для инвестиционного банка роли— управляющего капиталом и операционными инвестициями.
— Вы уже определились с географией сельскохозяйственного бизнеса?
— Наша стратегия предполагает широкую географию присутствия. Мы определили для себя три ключевых региона: северный (Калуга, Брянск, Курск,Орел), центральный (Пенза, Тамбов) и южный (Ростов-на-Дону, Ставрополь, Краснодар). Наиболее плодородные земли находятся в южном регионе: здесь произрастает ряд культур, которые невозможно выращивать в северном и центральном регионах. Но здесь же наиболее консолидированный и, как следствие, дорогой рынок земли. Поэтому для развития сельскохозяйственного бизнеса мы применим портфельный подход, который подразумевает диверсификацию.
— Кто будет выступать вашим контрагентом в этих сделках? Ведь в рассматриваемых вами регионах агробизнес уже довольно развит и все привлекательные активы имеют своих владельцев. Что станет окном для сделок— выход профильных инвесторов из сельскохозяйственного бизнеса либо продажа земли лендлордами?
— Контрагентами скорее всего будут инвесторы, для которых сельскохозяйственный бизнес является непрофильным и которые в свое время приобрели сельхозугодья и пытались их развивать. За короткий период существования права собственности на землю накопление земельных активов происходило при участии как раз непрофильных инвесторов. Много земельных угодий консолидировали индустриальные холдинги. Это, как правило, региональные игроки. С ними мы тоже работаем.
— Что привлечет иностранных инвесторов на российские поля?
— Возможность получения максимальной отдачи на вложенный капитал. В России пока привлекательные цены на землю, особенно по сравнению с другими развивающимися странами— Бразилией, Аргентиной, странами Восточной Европы. Актив (гектар) стоит в три-четыре раза ниже, чем в Латинской Америке, которая считается одним из наиболее успешных сельскохозяйственных рынков. Вы, конечно, уже не купите гектар в Ставрополье за 500 долл. Но в целом по стране земля стоит в пределах от 500 до 1000 долл. за 1 га. Стоит учесть, что при низкой базовой цене российские земли высокоплодородны: они производят в среднем 2000 т пшеницы на гектар. И это не предел: можно вдвое-втрое увеличить производительность дешевых сельхозугодий, как минимум до 4000—4500 т с гектара. Для этого придется в пять-десять раз увеличить объемы удобрений, значительно модернизировать производство— инвестировать в механизацию фермерских хозяйств, развитие инфраструктуры хранения, транспортировки и так далее.
— Планируемые инвестиции в размере 500 млн долл. пойдут только на покупку сельхозугодий и не учитывают траты на развитие консолидируемых активов?
— Учитывают.
— Пока конкретных сельскохозяйственных активов у вас нет? Сформирована лишь команда, которая изучает этот вопрос?
— Да. Но мы рассчитываем, что через несколько месяцев у «ВТБ Капитала» будет несколько сельскохозяйственных активов в private-equity-портфеле.
Зерновой портал Центрального Черноземья

Поделиться в Моем Мире Добавить в Twitter   Поделиться в Facebook Опубликовать в своем блоге livejournal.com  Сохранить закладку в Google  Забобрить  Поделиться ВКонтакте