Росийская газета: Хлебное место

С 1 июля 2011года по 25 февраля 2012 года из страны было вывезено 16,9 миллиона тонн пшеницы. Никогда ранее современная Россия не демонстрировала таких гигантских объемов экспорта. Об этом на V Международной зимней зерновой конференции в Белокурихе сообщил генеральный директор Института конъюнктуры аграрного рынка Дмитрий Рылько.
Участниками форума стало 84 компаний из 17 регионов страны (в частности - из Москвы, Санкт-Петербурга, Пермского и Забайкальского краев, Ростовской и Белгородской областей), а также из Казахстана и Германии. Конференцию в Белокурихе, традиционно поддерживаемую минэкономразвития и минсельхозом РФ, часто называют "Зерновым Давосом" - за солидный уровень экспертов, широту обсуждаемых проблем и высокую точность прогнозов.
- Мы всегда ставили во главу угла актуальность заявленной темы, занимались серьезными прогнозами зернового рынка, стремились сохранять нейтральность нашей площадки, - подчеркнул один из организаторов конференции Андрей Олишевский.
Узкое горлышко логистики
На конференции в очередной раз была поднята одна из самых больных для сибирских крестьян тем - дороговизна транспортировки сельхозпродукции из Сибири в другие регионы страны и на экспорт.
Замминистра экономического развития РФ Андрей Клепач отметил, что не видит возможностей создания единого экономического пространства, при котором цена железнодорожной перевозки зерна из любой точки России не зависела бы от дальности "плеча". Комментируя это заявление, вице-губернатор Алтайского края Александр Лукьянов, заявил:
- Пока мы не найдем с правительством точек соприкосновения в вопросах логистики и транспортных издержек, рассчитывать на стабильный рост урожайности и увеличение валового сбора не приходится. Частник в убыток себе работать не будет.
В прошлом засушливом году хлеборобы Алтая собрали 4,2 миллиона тонн зерна. Они могут намолотить и семь миллионов, заметил Лукьянов, но не видят в этом смысла. Практика последних лет показывает: чем выше урожай, тем ниже цена на него. Позицию сибирских аграриев поддержали эксперты.
- Рост экспорта зерна обнажил традиционные проблемы российского рынка, - считает исполнительный директор Центра " СОВЭКОН" Андрей Сизов. - Одна из наиболее больных - крайне высокая стоимость логистических услуг. Узким горлышком остается нехватка портовых мощностей. Правда, благодаря частным инвестициям ситуация постепенно меняется: расширяются существующие порты, закладываются новые. В этом году должен заработать на полную мощность запущенный в прошлом году глубоководный терминал в Туапсе. И здесь все более ограничивающим фактором становятся железные дороги. Вагонов не хватает, а стоимость услуг постоянно растет. Парадоксальная ситуация: зерно до сих пор относится к более дорогому второму тарифному классу. Пшеница социально значимым грузом не считается, в отличие от угля или цемента. При этом из Казахстана сообщают, что российские компании отдают местным экспортерам в аренду около пяти тысяч зерновозов - примерно пятнадцать процентов всего российского парка. Надо ли удивляться тому, что Казахстан намерен поставить рекорд по экспорту зерна - десять миллионов тонн. При этом государство собирается субсидировать транспортные расходы на его перевозку - по сорок долларов за тонну.
Андрея Сизова поддержал вице-президент Союза зернопереработчиков Алтая Валерий Гачман:
- "Объединенная зерновая компания" объявила о намерении построить в порту Дальнего Востока зерновой терминал. На наш взгляд, данный проект не будет иметь смысла ни для экспорта зерна, ни для экспорта продуктов его переработки, если железнодорожные тарифы останутся на прежнем высоком уровне. Кстати, они намного превосходят аналогичные тарифы в США, Канаде и Австралии.
Конечно, были для сибиряков в минувшем году и приятные моменты. К примеру, алтайские мукомолы сделали первый шаг на перспективный продовольственный рынок Индонезии с 240 миллионами жителей. Партия муки в 400 тонн, отгруженная с крупнейшего на Алтае зерноперерабатывающего предприятия, подтвердила высокие качественные показатели. Потенциальный экспорт муки из России в это островное государство оценивается в 130-150 тысяч тонн.
Однако не все так гладко. По словам Валерия Гачмана, Индонезия готова подписать новый контракт на поставку 500 тысяч тонн зерна. Но алтайских зернопереработчиков не устраивает цена, которую называют индонезийцы, подтверждая ее рыночными расценками поставок муки из Турции. Дополнительные сто долларов за тонну муки, которые алтайским экспортерам приходится тратить на сухопутную транспортировку продукции до портов, индонезийские покупатели оплачивать не готовы.
Надо разобраться
Почти каждый год в работу конференции добавляются новые сессии. В этот раз эксперты впервые обсудили перспективы развития птицеводства, мясного животноводства и мясопереработки в России.
- Почему мы подключили к работе конференции специалистов этой сферы? Потому что с теми трудностями, которые испытывают наши зернопереработчики в продвижении товара на другие рынки, столкнутся вскоре производители и переработчики мясной и молочной продукции. На мой взгляд, главная проблема сейчас заключается в создании мотивационного механизма для наращивания сельскохозяйственного производства. Ведь перед нами стоит очень амбициозная задача - все товарное зерно должно уходить из края только в переработанном виде. Но это - насущная проблема, у которой нет сиюминутного решения, - считает президент Союза зернопереработчиков Алтая Виктор Фоминых.
Интересную заявку на конференцию будущего года сделал губернатор Алтайского края Александр Карлин.
- Думаю, нужно отдельно рассмотреть проблемы глубокой переработки зерна. Хотелось бы понять: это проблема сегодняшнего дня, требующая к себе самого пристального внимания, в том числе - и со стороны государства, или же это очередная мистификация из разряда "глобального потепления"? На днях мы встречались с очень специфическими инвесторами, которые изъявили желание заниматься в крае глубокой переработкой. За последние годы это не первая встреча, и я все больше убеждаюсь, что у них горячее и искреннее желание заниматься масштабной и все более глубокой переработкой государственных инвестиций, - сыронизировал он.
Крестьянские страхи
Эксперты, выступавшие на конференции в Белокурихе в течение двух дней, дискутировали по многим вопросам, но в одном были едины: наступающий сельскохозяйственный год по всем признакам готовит для земледельцев Сибири и России очень серьезные экзамены. Едва ли не в каждом докладе, так или иначе, затрагивалась тема вступления России в ВТО, и последствия этого шага для агропромышленного комплекса. К примеру, представителям федеральных структур задавали вопрос о том, предусматривается ли после вступления в ВТО субсидирование при проведении реконструкции производственных мощностей для маршрутных и контейнерных отгрузок, и сохранятся ли льготы, применяемые для компенсирования расходов в размере ставки рефинансирования или двух ее третей.
- ВТО не запрещает никаких субсидий, связанных с внутренней поддержкой отрасли. Вопрос только в размере расходов. Все основные виды поддержки сельского хозяйства сохранятся, другое дело - будут ли они финансироваться. Здесь вопрос заключается в приоритетах нашей аграрной политики, - разъяснил директор департамента пищевой, перерабатывающей промышленности, регулирования агропродовольственного рынка и качества продукции министерства сельского хозяйства РФ Сергей Сухов.
- Действительно, никаких ограничений на субсидирование процентной ставки нет, - подтвердил замминистра экономического развития РФ Андрей Клепач. - Но формат предоставления субсидий, возможно, будет меняться. Есть более общий системный вопрос, который обсуждается нами с минсельхозом и экспертами: от субсидий по процентам, увязанным со ставками рефинансирования, уходить к субсидиям на те или иные виды затрат. Либо это будут капитальные затраты, связанные, допустим, со строительством животноводческих комплексов, либо затраты на удобрения или другие какие-то моменты. Здесь у нас пока нет согласованной позиции. Но я думаю, что мы будем уходить от субсидирования процентной ставки. Сейчас у нас на поддержку сельского хозяйства направляется более восьмидесяти миллиардов рублей. Половина этой суммы уходит на субсидирование процентных ставок, что, по сути дела, способствует поддержанию их завышенного уровня со стороны банков. Отказаться от этого сейчас мы не можем, потому что тогда остановятся процессы модернизации и реализация инвестиционных проектов. Тем не менее будем переходить к частичному софинансированию затрат сельхозтоваропроизводителей. Каким образом мы это обусловим (качеством продукции или применением тех или иных технологий), жизнь покажет.
Судя по тем вопросам, которые задавали, конкретика работы аграрного сектора после вступления России в ВТО многим пока не совсем понятна. И через год участники конференции непременно вернутся к этой теме.
"Российская газета"№5722 от07.03.2012

 

Поделиться в Моем Мире  Добавить в Twitter   Поделиться в Facebook Опубликовать в своем блоге livejournal.com  Сохранить закладку в Google  Забобрить  Поделиться ВКонтакте