РБК daily: Россия медленно, но верно сползает в рецессию. Так ли это?

Новый деловой год в этот раз начался отнюдь не после расслабленного отпускного сезона: все лето не смолкали разговоры о резком замедлении экономического роста или даже о стагнации в России. Но стоит ли бить в колокола? Чем необычен нынешний спад и скатимся ли мы в рецессию,рассказали отечественные экономисты.Главный экономист Альфа-Банка Наталия Орлова
Нефть: размер не имеет значения
«Нефть и газ обеспечивают 60% всех экспортных доходов страны и почти половину доходов федерального бюджета. Но при этом сырьевой сектор занимает не более 20% в структуре производства ВВП. То есть собственно экономический рост обеспечивается не столько темпами роста нефтяного сектора, сколько более или менее эффективным перераспределением нефтяных финансовых потоков внутри экономики. В последнее время стало очевидно, что наличие дешевых денег не является достаточным условием для сохранения положительной динамики.
Российская экономика переживает замедление структурного характера: низкая конкуренция порождает отсутствие приемлемых бизнес-возможностей, а это, в свою очередь, заставляет частных лиц и компании сокращать инвестиции и финансировать отток капитала. Из-за недостаточных инвестиций промышленность становится менее конкурентоспособной, и пока именно она вошла в полосу стагнации, а в следующем году рискует уйти в рецессию. Потребление благодаря низкому уровню безработицы и социальным расходам бюджета все еще продолжает расти, поэтому сектора, ориентированные на конечных покупателей и потребителей услуг, чувствуют себя неплохо. По этой причине говорить о рецессии во всей экономике пока не стоит, но если правительство не придумает, как повысить конкуренцию, темпы роста экономики будут постепенно замедляться».
Главный экономист HSBC по России и странам СНГ Александр Морозов
Индекс деловой активности PMI: вот так парадокс
«В июле индекс PMI обрабатывающих отраслей России банка HSBC сократился и стал ниже ключевой отметки в 50 пунктов, отделяющей рост от замедления экономической активности. Cнижение связано по преимуществу с падением внутреннего спроса, в то время как экспортные отрасли в целом сохранили слабую положительную динамику. Отдача на капитал в России также снизилась и перестала покрывать коммерческие, административные и политические риски.
Что касается других стран, в июле в мире наблюдалась парадоксальная ситуация, не вписывающаяся в традиционные экономические каноны. Развитые резко улучшили свою экономическую динамику, в то время как ведущие развивающиеся, включая членов БРИК, судя по индексам PMI, показали спад деловой активности. В этом отношении Россия находится с ними в одной лодке. И это хорошо, потому как развитые страны остаются главным драйвером глобального экономического роста. Если они закрепят свой успех, то он передастся и развивающимся. Тем не менее мы расцениваем июльский индекс PMI как тревожный звонок, предупреждающий о резком росте рецессионных рисков в российской экономике. И если рецессия в России все же случится, она, скорее всего, будет иметь автономный, структурный характер, то есть происходить на фоне роста в других странах».
Начальник управления стратегического планирования, корпоративного развития и маркетинга лизинговой компании «ТрансФин-М» Юлия Филиппова
Грузоперевозки: слишком много вагонов
«Из-за географической специфики России основной объем промышленных грузов перемещается именно по железной дороге. Поэтому грузоперевозки являются одним из наиболее значимых индикаторов ситуации в экономике. Их объем начал падать еще в конце 2012 года. Прежде всего снижение коснулось железнодорожных грузов для строительной и металлургической промышленности. Причины – как внутриотраслевые, так и внешнеэкономические. Профицит парка грузовых вагонов привел к уменьшению объемов производства в металлургии, что, в свою очередь, отразилось на производстве в железнодорожном машиностроении, одного из крупнейших потребителей металла. А стагнация экономик ключевых стран – потребителей металла вызвала падение стоимости металлопродукции на мировых рынках».
Главный экономист ИК «УРАЛСИБ Кэпитал» Алексей Девятов
Экспорт: вслед за Европой
«Динамика экспорта за второй квартал этого года разочаровала, продемонстрировав снижение на 3,2% по сравнению со вторым кварталом 2012-го. Доходы падают, потому как из-за рецессии европейцы больше не могут оплачивать поставки в прежнем объеме. Они уменьшают потребление наших топливно-энергетических товаров, а это три четверти российского экспорта. То есть, с одной стороны, сокращается физический объем закупок, с другой – снижение спроса негативно влияет на цены. И если мы сравним стоимость нефти за первый и второй кварталы 2013-го, а это примерно 110 и 102 доллара за баррель соответственно, увидим достаточно ощутимое снижение, которое, конечно же, сказалось на динамике ВВП. Однако сейчас появились определенные надежды на улучшение. А поскольку Россия следует за Европой с лагом в два-три месяца, изменения в ЕС отразятся и на нас, что мы почувствуем осенью. И это поддержит российский экспорт».
Директор Института стратегического анализа «ФБК» Игорь Николаев
Торговля: тренд к замедлению
«Темпы роста розничной торговли уже не те, что были год назад. Сравним показатели за последние месяцы в годовом выражении: 3–4% сейчас против 6–7% в 2012-м. У этого замедления общие причины. Динамика ВВП, конечно же, тесно связана с таким ключевым видом экономической деятельности, как розничная торговля. Ее вес в ВВП страны существенный – более 18%. И если мы видим замедление розницы, значит, снижается платежеспособность населения. Однако не стоит ожидать резкого падения этого показателя. Люди все равно будут тратить деньги на продовольствие, а в России это 30% в структуре потребительских расходов. Добавьте сюда и товары первой необходимости».
Член правления Института современного развития Евгений Гонтмахер
Промпроизводство: призраки прошлого
«Замедление промышленного производства связано с несколькими факторами. Во-первых, это ситуация на мировых сырьевых рынках. Во-вторых, за последние несколько лет, с момента наступления острой фазы кризиса в 2009-м, у нас практически остановились инвестиции. В переоборудование российской промышленности, прежде всего обрабатывающей, совсем не вкладывают средства. Мы много лет говорили, что живем за счет советской технологической базы. И действительно, восстановительный рост после 2009 года проходил именно благодаря ей. Но сейчас сложилась ситуация, когда без новых инвестиций увеличивать производство нереально. Я не говорю о нефтегазовой отрасли: за последние годы там много было сделано. Что касается остальных секторов, то обстановка разная, но в основном плачевная. Даже если начнется поворот в сторону улучшения инвестиционного и бизнес-климата, изменений институтов, вплоть до судебных, и работы всех ветвей власти, на это уйдет много лет. Поэтому пока и на достаточно длительный период мы обречены в лучшем случае на темпы роста, которые имеем сейчас. В худшем – на рецессию».
Руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич
Динамика ВВП: в группе отстающих
«У падения темпов роста ВВП в России две причины. Первая – до кризиса он в основном поддерживался постоянным повышением цен на нефть. По нашим оценкам, из 7% роста, которые были у нас в то время, примерно 3% обеспечивались дорожающей нефтью. Второй фактор – замедление мировой экономики, в первую очередь европейской. Соответственно, в нашем случае это может объяснять падение на один пункт. В остальном снижение связано с переходным периодом к новой модели роста. Прежняя экстенсивная модель была нацелена на удовлетворение очень быстро растущего внутреннего спроса. Новая модель должна переориентироваться на интенсивное развитие, то есть сфокусироваться на снижении издержек, освоении новых рынков. Но только для того чтобы она заработала, нужно время. К тому же ее трудно запустить из-за противоречивых сигналов власти. С одной стороны, вводится бюджетное правило, с другой – увеличиваются расходы на программу вооружения, повышение зарплаты врачам и учителям и т.д. Либо другой пример. Некоторое время назад проводилась политика снижения налоговой нагрузки. А потом в 2010 году без каких-либо видимых причин были резко повышены социальные взносы. Бизнес никак не может понять, на что ему стоит рассчитывать в этих условиях.
После кризиса Россия перешла в группу развивающихся стран, отстающих по темпам роста, притоку иностранного капитала и другим важнейшим показателям. Вот почему сравнивать нас с такими развитыми государствами, как США или Германия, неверно. Они в другой весовой категории: известно, что страны с меньшим ВВП на душу населения при прочих равных растут существенно быстрее».

РБК dailyот 01.10.2014

Сохранить материал к себе