Компания: Причина крушения земледельческая компания Владимира Розинова

7 сентября Арбитражный суд Курской области принял решение о банкротстве Золотухинского сахарного комбината (ООО «Сахар Золотухино»). Это банкротство стало новым этапом окончательного крушения империи российско-казахстанского олигарха, владельца компании «Иволга-холдинг» Василия Розинова – точнее, российской части этой империи.

Предприятия «Иволги» погрязли в многомиллиардных долгах, к ним присматриваются конкуренты, сахарные заводы в Курской области уже попали под контроль холдинга «Продимпекс». Таким образом, терпит крах одна из самых блистательных карьер в аграрном секторе постсоветского пространства.
Зерно и солярка
Началось все с того, что в 1992 г. директор совхоза «Животновод» в Костанайской области Казахстана основал компанию «Иволга» для торговли зерном и другими товарами.
Вопрос, как небольшая торгово‑посредническая компания выросла в крупнейший агрохолдинг, проследить в подробностях сложно. Сам Василий Розинов рассказывает так: «В 1992 г. я занялся продажей зерна, основав в родном Казахстане МП «Иволга». Начинал с реализации 500 т. Постепенно мы пришли к тому, что для торговли нужны мощности по хранению. Купили элеватор «Астык» в Костанае, но столкнулись с нестабильностью поставок зерна. В итоге было решено самим заняться его выращиванием. Так за несколько лет вырос холдинг с замкнутой инфраструктурой».
У этой истории есть один секрет: создание холдинга, по всей видимости, было связано с тем, что «Иволга» поставляла сельхозпроизводителям горюче-смазочные материалы. В 1990‑е в Казахстане была распространена схема, когда горючее аграриям поставлялось в обмен на зерно урожая будущего года, – это позволяло поставщикам солярки одновременно быть зернотрейдерами, получая зерно по заниженным ценам. В случае неурожая крестьяне попадали в кабальную зависимость к поставщикам. Казахстанская пресса рассказывает, как Розинов сначала получал в залог за солярку трактора и комбайны, а затем «интегрировал» покупающие солярку хозяйства в единый холдинг. Ресурс «Казах-зерно» рассказывает про подобные схемы так: «В зерновом поясе севера Казахстана торгово‑закупочные фирмы, назначенные акимами (губернаторами. – Прим. «Ко») областей операторами по поставкам ГСМ для сельхозпроизводителей, устроили грандиозный передел. Крестьяне не могли вернуть стоимость солярки, запчастей и прочего зерном в грабительском соотношении 1:5 – зерно не уродилось. Возврат, опять же с благословения акимов, шел основными и оборотными средствами, без которых земля оказывалась чемоданом без ручки. К тому времени элеваторы были акционированы производителями зерна – акции забирали в первую очередь. Потребовалась всего одна засуха, чтобы «купипродайцы» облачились в мантии зерновых королей».
Костанайский журналист, сотрудник журнала «Эксперт Казахстан» Ольга Флинк озвучила «Ко» свою версию происхождения казахстанских зерновых империй: «В акимате Костаная кто-то заметил предприимчивого парня и предложил свою помощь в обмен на проценты от сделок. Тогда у крестьян денег не было. Соглашались покупать солярку под будущий урожай, под сельхозтехнику. Довольно быстро Василий Самойлович в счет долгов набрал земель, техники. Наибольший рост активов будущей империи костанайцы связывают с именем Сергея Кулагина, работавшего в те годы акимом области. Взаимодействие было эффективным. Розинову удалось удачно засветиться перед Нурсултаном Назарбаевым (Кулагин считается приятелем президента). Вероятно, были и другие люди, которые помогли обанкротить привлекательные объекты, скупить их за копейки».
Сегодня «Иволга» контролирует в Костанайской области 29 хозяйств и 700 000 га сельхозугодий – 18% земель региона, производящего около четверти всего зерна в Казахстане. Что любопытно, в Казахстане «Иволга» не пыталась выйти за пределы своей области, но зато там она вросла корнями фундаментально. Элеваторы «Иволги» принимают большую часть урожая местных фермеров, Розинов возглавлял региональный совет Национальной палаты предпринимателей и региональный Клуб меценатов, ему принадлежат крупнейшая местная газета и телеканал, его сыновья – депутаты областного и городского уровней, многие бывшие чиновники являлись и являются сотрудниками «Иволги». Кроме того, Розинов входит в бюро возглавляемой Нурсултаном Назарбаевым политической партии «Нур Отан».
Сахар за долги
Имея хорошую базу в Казахстане, в первой половине нулевых «Иволга-холдинг» начал экспансию в Россию. Прежде всего в пограничные с Костанайским регионом Челябинскую и Оренбургскую области. Важным финансовым источником этой экспансии были банковские кредиты. В частности, Василию Розинову помог тот факт, что еще раньше в Россию пришли казахстанские банки. Например, российские структуры «Иволга-холдинга» финансировала российская «дочка» Народного банка Казахстана. Известно, что Василий Розинов хорошо знает хозяина Народного банка Тимура Кулибаева: если Кулибаев возглавляет Национальную палату предпринимателей Казахстана, то Розинов – ее костанайское отделение.
Но еще бόльшие последствия имело сотрудничество Розинова с банком «ТуранАлем» и его российской «дочкой» – Славинвестбанком. Именно благодаря ему «Иволга» получила сахарный кластер в Курской области.
В конце 1990‑х группа российских бизнесменов создала «Международную сахарную компанию» (МСК), кредитором и инвестором которой был Славинвестбанк. К 2004 г. МСК не смогла рассчитаться с кредитором, и банк сосредоточил в своих руках контрольный пакет акций компании, а к 2006 г. договорился с Василием Розиновым о продаже активов ему. За $75 млн «Иволга» получила три сахарных завода в Курской области и один – в Воронежской. Однако поскольку группа собиралась сосредоточиться на развитии своего курского подразделения и в нормальном техническом состоянии был только Золотухинский сахарный комбинат, то воронежсий завод «Грибановский сахар» был продан Кирсановскому сахарному заводу (ныне группа «АСБ» Юрия Хохлова), сумму сделки эксперты оценивали в диапазоне от $0,5 до $5 млн. Василий Розинов описывал эту сделку так: «Банк не занимается производством, и он предложил нам, своим давним клиентам, приобрести их (сахарные заводы. – Прим. «Ко») со значительной скидкой и предоставил льготные условия кредитования. Какие точно, не знает никто, кроме меня и банка».
Полный цикл
Приобретение сахарных заводов автоматически означало, что «Иволга» занялась производством сырья для них. Как заявил Василий Розинов в интервью одному из курских интернет-ресурсов, его компания взяла под контроль 40% производства сахарной свеклы в Курской области. Вообще корпоративная политика Розинова заключалась в том, чтобы создавать вертикально интегрированный холдинг полного цикла. Розинов объяснял это тем, что перерабатывающие предприятия и элеваторы не имеют смысла, если им не обеспечить гарантированные поставки сырья. В итоге «Иволга-холдинг» стал включать в себя не только растениеводческие хозяйства, но также торговые дома, элеваторы, сахарные заводы, предприятия по обработке семян, производству биотоплива, строительных материалов и пластиковых окон, транспортные компании, агрохимические производства, нефтебазы, сети фирменных магазинов и автозаправок.
В принципе это стандартный сценарий роста агрокорпораций. «Иволга» – не единичный случай, – заявил «Ко» глава российского агрохолдинга «Евродон» Вадим Ванеев. – Вот у «Евродона» основное направление работы – это птицеводство. Практически все время идет стройка новых объектов, на 80% мы возводим их из собственных строительных материалов – металлоконструкций, сэндвич-панелей. В состав группы входит комплекс металлозаводов. В российских условиях любой крупный производитель вынужден выстраивать вертикальную интеграцию. Необходимо максимально контролировать собственный производственный процесс».
«Для крупных агробизнесов многоотраслевая универсальность – скорее правило, чем исключение», – подтвердил «Ко» представитель агрохолдинга «Кубань».
Однако по своей многопрофильности «Иволга» превзошла многих. У нее было даже собственное авиапредприятие с полусотней бортов сельхозавиации и завод, осуществляющий сборку тракторов под брендом «Казахстанец».
В Курской области земельный банк «Иволги» доходил до 180 000 га. Еще больше – 200 000 га – у холдинга было в Оренбургской области, где он специализировался на пшенице. В настоящее время «Иволга-холдинг» присутствует в Курской, Оренбургской, Челябинской областях и Краснодарском крае. По данным управляющего директора консалтинговой компании BEFL Владислава Новоселова, земельный банк «Иволги» в России – около 550 000 га. До 2014 г. «Иволга» считалась крупнейшим землевладельцем России и входила в тройку крупнейших землевладельцев мира. Как сказал об этих цифрах совладелец компании «Настюша» Игорь Пинкевич, «Василий Розинов 18 лет занимается только земледелием, он шел к такому объему все эти годы. Не надо гнаться за ним – это уникальный пример».
Покупки в кредит
Рост «Иволги» был оплачен банковскими кредитами. Крупнейшим кредитором «Иволги» был нидерландский банк ABN Amro, впоследствии купленный британским Royal Bank of Scotland (RBS). В 2007 г. иностранный банк выдал структурам Розинова кредиты на общую сумму $300 млн.
Эти займы должны были быть погашены к 2010 г., но именно в этом году по бизнесу «Иволги» нанесла страшный удар поразившая всю Евразию засуха. В том же году «Иволга» даже дала поручение западным инвестбанкам найти ей стратегического инвестора. Однако, как заявил тогда Ангус Селби из лондонского хедж-фонда Altima Partners, покупателя найти будет нелегко ввиду высоких климатических и политических рисков, а также потому, что «компания является крупнейшей в мире, но имеет очень низкую производительность». Инвестора найти не удалось, и в 2011 г. появились сообщение, что «Иволга» ведет с банком RBS переговоры о реструктуризации долга. По материалам судебных процессов 2015 г., выяснилось, что многие российские предприятия империи Розинова стали гарантами по долгам перед RBS – это такие предприятия, как челябинское ОАО «Троицкий комбинат хлебопродуктов» с рядом дочерних структур, курские ООО «Молоко» и «Иволга-центр», ПАО «Оренбургское хлебоприемное предприятие» (Оренбург). RBS ситуацию не комментирует.
В свое время Василий Розинов говорил, что специально пытается присутствовать одновременно в разных регионах, чтобы застраховаться от климатических рисков. Но обмануть климат оказалось не так просто. Как объяснил проблемы «Иволги» генеральный директор «Меги» (структура «Продимпекса») Юрий Кочев, «четыре года подряд была засуха в Оренбургской, Челябинской, Костанайской областях, и это отразилось на общем состоянии дел».
Как коментирует директор по развитию и инновациям ОАО «Русский продукт» Алексей Пашкин, по данным Гидрометцентра, текущее изменение климата России в целом следует охарактеризовать как продолжающееся потепление со скоростью, более чем в два с половиной раза превышающей скорость глобального потепления, в силу чего есть агропроизводители, которые терпят из-за засухи серьезные убытки.
«Финансовые проблемы у «Иволга-холдинга» начались примерно в 2010–2011 гг., после кризиса и девальвации, – рассказывает Ольга Флинк. – У Розинова, как и у многих крупных аграрных олигархов, было множество кредитов в разных банках, в том числе иностранных. В том же 2010 г. стояла засуха, и Розинов, как и многие другие, не получил того урожая, на который рассчитывал, и возникли первые трудности уплаты по кредитам. Потом последовали один за другим еще три сложных года, отмеченных низкими ценами, засухой, дождями. Аграрии в общей сложности четыре года не получали прибыль, едва закрывали затраты». В итоге сегодня, кроме RBS, к предприятиям «Иволги» предъявляют претензии многие банки, в частности, Сбербанк (более 1 млрд руб.) и Россельхозбанк (около 0,5 млрд руб.)
С 2014 г. финансовые трудности холдинга стали проявляться в том, что на его предприятиях начались задержки зарплаты, были зафиксированы случаи уклонения от налогов. Против ряда сотрудников курских предприятий возбуждили налоговые уголовные дела, прокуратура Челябинской области была вынуждена разбираться с двадцатимиллионным долгом по зарплате перед работниками нескольких сельхозпредприятий «Иволги».
Наконец в 2015 г. иски российским структурам «Иволга-холдинга» стали предъявлять кредиторы, и прежде всего RBS, чьи претензии превышали 16 млрд руб. Именно иски от британского банка и стали сигналом, заставившим шевелиться остальных кредиторов, – иначе в случае банкротства «Иволги» им бы ничего не досталось.
В феврале Арбитражный суд Краснодарского края полностью удовлетворил иск Royal Bank of Scotland почти на $296,7 млн об обращении взыскания на заложенное имущество к входящим в холдинг «Иволга-центру», Оренбургскому хлебоприемному предприятию и Троицкому комбинату хлебопродуктов.
В марте этого года Сбербанк подал иск в Арбитражный суд Курской области о признании ООО «Сахар Золотухино», задолжавшего 828,3 млн руб., банкротом.
В мае арбитраж Челябинской области по требованию RBS наложил арест на движимое и недвижимое имущество девяти компаний-гарантов в пределах $38 млн.
В мае RBS обратился в Арбитражный суд Курской области по делу о банкротстве компании «Сахар Золотухино».
В арбитражных судах разных регионов можно найти сотни исков к компаниям «Иволги», общая сумма которых достигает 35 млрд руб. Первым банкротом был признан Золотухинский сахарный комбинат.
Управлять империей
«Иволгу» погубили не только погодные аномалии, но и плохой менеджмент. Холдинг, жесткая вертикальная структура, управлял десятками относящихся к разным отраслям предприятий, что неизбежно вызывало трудности. «Независимо от отрасли, будь это агропромышленный комплекс или нефтедобывающая компания, чрезмерная диверсификация и рост видов деятельности приводят к падению производительности, увеличению численности руководящего состава и времени согласования необходимых для работы документов», – отмечает гендиректор проекта Moreven.com Артем Никашин.
Даже возглавляя крупную корпорацию, Василий Розинов сохранил многие манеры директора совхоза, например, назначал на руководящие должности в холдинге своих детей и ближайших родственников. Если почитать, что пишут о руководителях «Иволги» на сайтах, собирающих отзывы о работодателях, можно понять, что холдинг испытывал проблемы с кадрами: «Где вы находите таких руководителей? Директор, кроме как в голубях, ничего не смыслит, бухгалтер ошибается, перечисляя миллионы рублей не по назначению, а потом не может их вернуть. В прошлом году с таким трудом выращенное зерно сгноили»; «Если Розинову установить за каждым руководителем производства или цехов по чекисту, то он бы понял, каких масштабов у него коррупция и воровство!»
С этой оценкой согласна и Ольга Флинк. По ее словам, «управление в империи «Иволга» зиждилось только на преданности шефу. Руководителями назначались не умные, а надежные – родственники, близкие знакомые. Многие отмечают очень низкую квалификацию менеджмента. Запутанная система финансовых перетоков, аффилированности производила впечатление взяткоемкой и непрозрачной структуры».
«Судя по всему, причиной возникновения проблем у «Иволги» стали чрезмерно рискованная инвестиционная политика и неэффективный менеджмент, – констатирует финансовый аналитик ИХ «Финам» Тимур Нигматуллин. – В последнем случае необъясним отказ от оптимизации портфеля обрабатываемых земель, несмотря на угрозу банкротства».
Дома и стены помогают
Казахстанская часть империи Розинова пережила кризисный период спокойнее. Так, банк «БТА» подавал иск о банкротстве четырех элеваторов «Иволги», но почему-то отозвал его. В рейтинге богатейших бизнесменов Казахстана, опубликованном Forbes, за последние три года Василий Розинов спустился с 12-го на 19-е место, его состояние, по оценке журнала, уменьшилось с $625 до $329 млн.
Как рассказала «Ко» Ольга Флинк, примерно в конце 2013 г. Василий Розинов обратился в Национальную палату предпринимателей (НПП) «Атамекен» с просьбой поднять вопрос о помощи крупным холдингам в связи с их закредитованностью. В НПП оценили масштаб проблемы и ужаснулись. Примерно восьми крупным агрохолдингам, в том числе «Иволге», принадлежало порядка 25% посевных площадей, их предприятия предоставляли тысячи рабочих мест, закредитованность составляла порядка $4–5 млрд. «Холдинги продолжали пугать правительство, что продадут свои активы китайцам (страшнее этого в Казахстане мало что есть) или бросят все и уйдут из страны (Розинов сообщал, что в России ему готовы предоставить и кредиты, и все остальное), и после продолжительных обсуждений получили кто реструктуризацию кредитов, кто пролонгацию», – говорит она.
В сентябре прошлого года Нурсултан Назарбаев спрашивал у Розинова, как идет финансовое оздоровление «Иволги». «Вопрос уже не стоит так остро, как год-два назад. Благодаря вашему указанию банки пошли на реструктуризацию долгов. На сегодня больших проблем нет», – ответил Розинов. В августе этого года Розинов, поблагодарив президента Казахстана за поддержку села, сказал, что планирует в следующем году открыть в Костанайской области маслоперерабатывающий завод и макаронную фабрику.
Новые хозяева
Российским предприятиям «Иволги», скорее всего, предстоит сменить собственников в ходе банкротства. Пока известен один претендент на «российское наследие» Василия Розинова – это холдинг «Продимпекс» Игоря Худокормова, к началу октября уже взявший под управление три сахарных завода «Иволги» в Курской области. Если звезда Розинова закатывается, то звезда Худокормова, наоборот, восходит – в нынешнем году «Продимпекс» обогнал «Иволга-холдинг» в рейтинге крупнейших землевладельцев России: по данным BEFL, он контролирует 570 000 га сельхозземель. Бывший советский офицер Игорь Худокормов создал свою компанию «Продимпекс» в том же 1992 г., что и Розинов свою «Иволгу», но агрохолдинг Худокормова специализируется прежде всего на сахаре, являясь крупнейшим его производителем в России. Чтобы претендовать на имущество «Иволги», «Продимпекс» вел активную скупку долгов – в частности, холдинг «Русагро» переуступил «Продимпексу» право требования по долгу компании «Сахар Золотухино» на сумму более 800 млн руб., которые ранее выкупил у Сбербанка.
По словам Юрия Кочева, «для «Продимпекс-холдинга» выпуск сахара – один из основных видов деятельности. Компания владеет 15 сахарными заводами в различных регионах России. Теперь к ним добавилось еще три».
Теоретически планы «Продимпекса» могут быть поколеблены, если в процессе банкротства будет участвовать RBS со своими претензиями на сумму более чем 16 млрд руб. Но в конце сентября курский Арбитражный суд почему-то отказался включать банк в реестр кредиторов завода «Сахар Золотухино». Банк ситуацию не комментирует, но подал апелляцию. Как сказал «Ко» партнер адвокатского бюро «Юрлов и партнеры» Кирилл Горбатов, в данный момент заинтересованные в приобретении активов «Иволги» компании выкупают долги перед другими кредиторами для контроля процедуры банкротства. Если появится риск покупки активов на торгах третьими лицами, то в рамках банкротства контролирующий кредитор, договорившись с руководством должника, может решить этот вопрос через заключение мирового соглашения, по которому ему отойдет часть активов взамен на погашение задолженности перед ним».
В других регионах борьба за активы еще не вступила в острую стадию. Министр сельского хозяйства Челябинской области Сергей Сушков сообщил, что среди предприятий «Иволги» в регионе есть и рентабельные, и нерентабельные, часть активов привлекательна для челябинских агрохолдингов, таких как «Ариант», «Равис», «Союзпищепром» и ряда других.
По-видимому, борьба за активы «Иволги» в России еще продолжится.
Что касается Казахстана, там засуха сменилась дождями. По словам Ольги Флинк, «немыслимо дождливая осень 2014-го еще больше усугубила ситуацию, в том числе для Розинова. Еще меньше стали зарплаты его работников, задержки по выплатам удлинились до 2–3 месяцев. Поля «Иволги» в этом году удивили многих крестьян. В более-менее приличном состоянии посевы ближе к центру. На дальних площадях – густой бурьян, плохие всходы, а некоторые участки и вовсе не засеяны».
«Компания»от 12.10.2015

 
Рекомендуемые статьи