А как «на Западе» поддерживают аграриев?

А как «на Западе» поддерживают аграриев?

Опыт западных стран свидетельствует о том, что государственное регулирование сельского хозяйства имеет сложный механизм, включающий инструменты воздействия на структуру сельскохозяйственного производства, аграрный рынок, доходы фермеров, социальное устройство села.
Виктора Гергерта, целью регулирования является создание стабильных экономических условий, удовлетворение потребностей человека в качественных продуктах питания, охрана окружающей среды.

— Первое принципиальное отличие аграрной политики той же Германии, Америки, стран ЕС состоит в том, что она формировалась постепенно, правильно. Сначала там появились фермеры. Потом они объединялись, стали формировать совместные производства, создавать ассоциации. Все это вырастало в целые комплексы — снизу вверх. У нас же — с этим никто не будет спорить — все шло революционно. Идеи «придумывали» сверху. Это и Столыпинская реформа, и другие. Но не понятое, не принятое «внизу» не имеет перспективы реализации. И Столыпинская реформа кончилась крахом — Столыпина просто застрелили. В колхозах, которые насильно навязывали народу — через голод, через что угодно — тоже все шло «наоборот». Наш молкомбинат в Карасуке, к примеру, был сформирован в 1956 году по решению правительства, как и другие предприятия.

А в западных странах все шло снизу. И это было более надежно, более жизнеспособно. В Америке два фермера объединились, создали завод, и они — его собственники. Сами выстраивают экономику, справедливо делят прибыль. Почему доллар является международной финансовой единицей?

Потому что экономика Америки базируется на рыночной основе. Там же, где государство активно вмешивается во все процессы, там риск, что экономика обвалится (после переворотов, революций) очень велик.

У нас все идет по-другому. Крестьяне не являются собственниками ни молкомбината, ни мясокомбината. У нас очень мало производств, которые сформировались на основе интеграции, кооперации. Вообще, я считаю, что любая идея, которая сформирована сверху и направлена вниз, будет не понята и не принята. Она имеет малый шанс на реализацию. И наоборот: идея, которая родилась внизу и пробилась наверх, будет жизнеспособна, устойчива. Власть ее должна увидеть и поддержать. И если наша областная власть поддержит идею искитимских фермеров, в частности Галины Синицыной, которая формирует какие-то кооперативы — финансовые, производственные, потребительские, то это может вырасти в большое, продуктивное дело.

Второе отличие — это природно-климатические условия. К примеру, Канаду достаточно часто сравнивают с Россией, считая эти страны близкими по природно-климатическим условиям. Однако подобное сравнение, мягко говоря, некорректно. Ведь большая часть площадей, на которых канадцы выращивают продукцию растениеводства, располагается полосой глубиной 500 км, вдоль границы США.

А если провести параллели, то оказывается, что речь идет о канадской климатической зоне на уровне Киева. А там, как известно, воткни в землю оглоблю — и вырастет фруктовое дерево. В Сибири же, где почти семь месяцев зима и среднегодовая температура минус пять или минус шесть градусов, в отличие от Европы, условия далеко не столь благоприятные. И это очень серьезный фактор. Норма выпадения осадков в Кулундинской зоне Новосибирской области 220—240 миллиметров. Я помню, как-то к нам приехала делегация из Крыма, и его губернатор спросил: а какая у вас норма выпадения осадков? Мы назвали. Он не поверил: да это же норма зоны пустыни! В таких условиях заниматься сельским хозяйством невозможно! А мы-то всю жизнь им занимаемся и стараемся поднимать показатели агропромышленного комплекса, как удельные, так и валовые.

И третье — частота изменений векторов развития. У нас — то капитализм, то социализм, то опять капитализм. Это больно крестьянам. Скажу образно. Вот играет команда в футбол, где действуют свои правила. И вдруг судья говорит: играем в баскетбол. А там надо играть руками, а не ногами. Вот так случилось и у нас: вчера был спекулянт, сегодня — коммерсант. Сегодня — рынок и совсем другие правила. Люди — те же, страна — та же, а правила другие.

Частое изменение векторов развития накладывает свой отпечаток на положение дел в АПК, на аграрную политику.

Порождает какое-то брожение в обществе — то начинают улицы переименовывать, то целые города, то памятники сносить, то Александру III у нас ставят памятник. Такой разброд мешает развитию. А посмотрите на Германию — там, бог знает с каких времен, стоит памятник «бременским музыкантам». И никто его не собирается сносить! Там бережно относятся к истории, к традициям. А у нас этого нет, и в голове делается «каша». Тогда мы и точную стратегию не можем выстроить.

— Западный мир, выстраивая векторы развития, считает основным содержанием аграрной политики государственную поддержку аграрного сектора посредством разного рода субсидий, дотаций и льгот. В некоторых развитых странах, по оценкам экспертов, государственные финансовые вложения в сельское хозяйство в полтора–два раза превышают стоимость его продукции. Почему у нас этого нет? Потому что мы «бедные»? К тому же аграриев постоянно упрекают: вам сколько ни дай, все мало!

— У Пола Энтони Самуэльсона, видного американского экономиста, лауреата Нобелевской премии есть такое образное выражение: «Сельское хозяйство — это, возможно, несчастный пасынок природы, но в то же время оно часто является любимым приемным сыном правительства». Государственная поддержка сельского хозяйства в ряде стран Запада сыграла основную роль в резком увеличении производства продовольствия, продуктов питания. И сегодня США, Канада, страны ЕС являются крупнейшими их экспортерами...

Полностью статью новосибирской газеты «Честное слово» можно прочитать в разделе «Обзор Прессы» нашего портала.

Рекомендуемые статьи