До 30% сельхозпроизводителей разорятся после вступления в ВТО - Константин Бабкин

Аграрный сектор не будет отдан на откуп «невидимой руке рынка» в результате вступления России в ВТО, торжественно заверил Владимир Путинна прошедшем28 февраляв Уфе Всероссийском аграрном форуме. У самих же товаропроизводителей и многих экспертов на сей счет совсем иное мнение.
До 30% сельхозпроизводителей разорятся после вступления в ВТО из-за отсутствия государственных мер по защите собственного производителя. В результате до 2020 года более 1,6 млн человек будут вынуждены сменить работу, а суммарные потери выпуска продукции составят 4 трлн руб., или 1,6 трлн руб. добавленной стоимости ежегодно. Такие расчеты представил 16 февраля на III ежегодном Аграрном форуме России, который прошел в Ростове-на-Дону, президент Ассоциации «Росагромаш» Константин Бабкин. Для того, чтобы этого избежать, убежден он, необходимо отложить ратификацию соглашения о вступлении России в ВТО как минимум на три года.
Президент Ассоциации «Росагромаш» особо обратил внимание на сельское хозяйство. Ведь от того, насколько хорошо или плохо себя чувствует российский крестьянин, зависит состояние отрасли сельхозмашиностроения. Итак. Для России разрешенный уровень поддержки сельского хозяйства будет составлять 9 млрд. долларов США с ежегодным сокращением до 4,4 млрд. долл. к 2018 году. Это в разы меньше чем у Швейцарии, США, Японии.

В результате сокращения бюджетной поддержки АПК, отказа от защиты рынков, обнуления пошлин по тысячам товарным позициям приведет не к усилению конкуренции на внутреннем рынке, а, напротив, к спаду производства, засилью импорта, социальной напряженности, утрате экономической и продовольственной безопасности. Судите сами.
Свинина – увеличение квот, обнуление пошлин в пределах квоты и снижение пошлин на 10% вне квоты приведет к банкротству предприятий с низкой рентабельностью и росту импорта до 2 млн. тонн. Снижение пошлин на импорт поголовья свиней в 8 раз с 40% до 5% – к сокращению потребления фуражного зерна на 4 млн. тонн, увеличению импорта поголовья свиней до 1,2 млн. голов в год. Потери – 20 млрд. рублей.
Сахар – снижение пошлины почти в 2 раза – до $140 за тону, сделает изготовление свекловичного сахара невыгодным, практически все производство (1,9 млн. т. в год) будет замещено импортом более дешевого тростникового сахара.
Молоко – снижение пошлин на 5‐10% приведет к сокращению производства на 38% и росту импорта на 60%.
Рис – снижение импортных пошлин в 4 раза – с €120 до €30 за тонну, приведет к значительному росту импорта – до 1,2 млн. тонн в год. Результат – потери 12 млрд. рублей и социальные проблемы у 500 тыс. жителей Краснодарского края.
ГСМ – ограничения субсидирования для сельского хозяйства приведет к росту цен на 25‐30%, увеличит издержки крестьян на 39,8 млрд. рублей в год.
Минеральные удобрения – произойдет рост цен на 35‐40%, что увеличит расходы крестьян на 15,9 млрд. рублей в год.
Импорт сельхозтехники – приведет к увеличению ее стоимости в среднем на 20%, рост издержек составит 31,1 млрд. рублей в год.
Президенту Росагромаша вторит и Евгений Корчевой, глава Аналитического центра «ВТО-Информ» – общественной организации, созданной группой российских экспертов, промышленников и предпринимателей в ответ на правительственные меры по ускорению процесса присоединения России к ВТО. Главная цель этого Центра – довести до отечественных производителей информацию о реальных условиях присоединения России к ВТО и предостеречь саму власть о реальных последствиях этого шага для экономики страны.
По расчетам Евгения Корчевого, только доходы федерального бюджета от вступления России в ВТО сократятся на 433,4 млрд руб., что составляет 3,7% от всех доходов, запланированных правительством России в 2012 году (11,78 трлн руб.). Снижение доходов бюджета, поясняет глава Центра, произойдет за счет выполнения взятых на себя Россией обязательств по снижению ставок ввозных и вывозных пошлин, а также импортного НДС.
При этом наиболее значительные потери – 320 млрд руб. – федеральный бюджет понесет из-за снижения ставок ввозных таможенных пошлин. Средневзвешенная импортная ставка, по данным Минэкономразвития России, снизится на 3,146 процентных пункта – с действующих 10,293% до 7,147%. На 57,5 млрд руб. снизятся сборы НДС, уплачиваемого при ввозе продукции из-за рубежа. Еще 55,9 млрд руб. бюджет потеряет из-за обнуления ставок экспортных пошлин по ряду сырьевых товаров, в частности, на никель, медь, лес, бумагу и морепродукты.
В соответствии с протоколом по присоединению России к ВТО, который был подписан 16 декабря 2011 года в Женеве, снижение ставок пошлин в основном будет происходить поэтапно в течение первых четырех лет членства Российской Федерации в ВТО. За этот период совокупные потери федерального бюджета превысят 1 трлн руб. Таковы только бюджетные потери Российской Федерации.
По расчетам Центра «ВТО-Информ», общий ежегодный ущерб экономике России от вступления в ВТО может достичь 1,5 трлн руб. (Из чего складывается эта цифра, эксперты Центра и политико-экономического клуба «Рой» обещали объявитьна пресс-конференции, котораясостоялась29 февраляпри содействии Торгово-промышленной палаты РФ).
Но и это еще не все возможные потери: ведь некоторый очень даже вероятный ущерб не поддается сейчас никакой оценке. «Глобальная проблема ВТО – это иски иностранных конкурентов, масштаб которых мы не можем оценить, – заявляет известный публицист, автор книги «Почему Россия не Америка?» Андрей Паршев. – Это может быть связано с любым производством, которое будет считаться дотируемым: например, только из-за цен на энергоресурсы. В России мало специалистов в области защиты прав национальных производителей».
Ну а Путин тем временем продолжает успокаивать электорат: ничего страшного от вступления в ВТО, мол, не произойдет. Даже наоборот, сельское хозяйство России, дескать, может от этого выиграть. По его мнению, присоединение к ВТО дает российским сельхозпроизводителям дополнительные возможности, открывает им доступ на внешние рынки. Для того, чтобы достойно защищать интересы экспортеров и производителей, по словам Путина, нужно быть полноправным членом такой организации, как ВТО. «Иначе мы будем сталкиваться с ущемлением наших интересов», – отметил премьер.
Для поддержки отдельных отраслей, пообещал Путин, если понадобится, будут вырабатываться точечные решения. «У нас в этом году поддержка будет 5,5 млрд в долларовом эквиваленте, а мы договорились о том, что имеем право оказывать такую поддержку в объеме $9 млрд, и в следующем году – то же самое», – отметил Владимир Путин, говоря о программах комплексного развития сельского хозяйства.
Тем временем истекает срок, который отвел сам же Путин (в качестве премьер-министра страны) министерству экономического развития для проведения консультаций с бизнесом о мерах поддержки в условиях ВТО. И чем дальше, тем все больше проясняется, что Минэкономразвития (чей представитель Максим Медведков много лет возглавлял российскую делегацию на переговорах о вступлении нашей страны в ВТО), доведя дело присоединения к ВТО до конца, во многом поставило отечественных производителей перед свершившимся фактом. В этом даже признался (хотя сделал он это очень обтекаемо) сам Максим Медведковв интервью. «Подавляющее большинство договоренностей в ВТО были известны бизнесу пять лет назад, хотя переговоры по некоторым важным элементам пакета присоединения действительно были закончены лишь в начале ноября прошлого года», – рассказал он изданию.
Позвольте, как же так можно делать? За спиной производителей власти меняют «правила игры» и даже не удосуживаются заранее хотя бы поставить участников рынка в известность о том, в каких новых условиях им предстоит действовать? В результате в Центр «ВТО-Информ» стекаются такие, например, письма:
«В конце 2011 года наша страна подписала протокол о вступлении во Всемирную торговую организацию (ВТО), который должен быть ратифицирован в течение 220 дней. По мнению российских производителей, получивших информацию об условиях вступления в ВТО только после подписания указанного протокола, данное соглашение не может быть ратифицировано, так как подписанные условия ВТО направлены на разрушение отечественного промышленного и сельскохозяйственного производства».
Бьет тревогу в эти дни и директор автобусного дивизиона «Группы ГАЗ» Николай Одинцов: «Сейчас дело за компенсационными мерами, которые активно разрабатывает правительство, и которые, мы думаем, могут быть приняты до июня. Если компенсационные меры не будут согласованы, то, безусловно, мы видим уменьшение собственного рынка уже с 2012 года где-то на 3-3,5 млрд руб. и уже на 4 млрд к 2014 году». Одинцов при этом видит основную угрозу даже не в том, что отечественных производителей ставят в равные условия с иностранцами, производящими высокотехнологичные продукты. По его словам, главный нюанс – это подержанные иномарки, которые нередко несут угрозу экологии и даже безопасности пассажиров.
Даже власти регионов (с которых никто не снимал ответственности за хотя бы минимальное благополучие местных товаропроизводителей) начинают бить тревогу. «У меня сердце сжимается, – заявил на днях журналистам вице-премьер правительства Саратовской области Александр Жандоров, – когда я думаю о том, сможет ли тот же «Рамфуд» начать производство до того, как хлынет дешевая свинина».
А вот у г-на Медведкова и Ко сердце от всего этого нисколько не сжимается. Как, похоже, и у Владимира Путина.
Зерновой портал Центрального Черноземья

 

Поделиться в Моем Мире  Добавить в Twitter   Поделиться в Facebook Опубликовать в своем блоге livejournal.com  Сохранить закладку в Google  Забобрить  Поделиться ВКонтакте