Грозит ли Ростовской области засуха и с чем связанны подобные явления

Воды не хватает не только в Крыму. Мелеет Дон, на Цимлянском водохранилище стало так мало воды, что якобы обнажились некогда затопленные церкви, а всей Ростовской области грозит засуха. Что из всего правда, а что вымысел? Об этом в интервью еженедельнику «Аргументы и Факты. Ростов» рассказал заведующий лабораторией гидрологии и гидрохимии ЮНЦ РАН, кандидат географических наук Алексей Клещенков.
Маловодье и «большая вода»
«АиФ-Ростов»: В СМИ часто стали появляться сообщения о том, что донскому краю грозит засуха.
Алексей Клещенков: Засуха больше термин сельскохозяйственный. В гидрологии принято говорить о маловодье, о понижении объёмов стока воды. Да, действительно, в последнее время в реках нашего региона наблюдается пониженный объём стока и, как следствие, низкие уровни воды. В бассейне Дона наблюдается маловодье уже на протяжении практически 13 лет. Исключением стал 2018 год, тогда на Дону было сильное половодье, затопило большое количество прибрежных территорий. Но в целом мы живём сейчас в период маловодья, уровень рек и водоёмов понижен. Процесс этот неравномерный, значения колеблются, но в целом они ниже средних значений. Так, норма объёмов стока для Дона – порядка 22 кубических километров в год. В период маловодья это от 14 до 16 кубических километров. Самый маловодный год – 2015-й, тогда эта цифра опустилась до отметки 11,2 кубических километра.
– А было ли такое раньше?
– Да, в 70-е годы были такие периоды. В 1972-м объём стоков упал до 9,5 кубического километра. Данные о жидком стоке и уровне воды у нас есть, начиная с 1881 года. И мы видим, что периоды маловодья сменяются многоводьем, периодами среднего стока – это цикличный естественный процесс. Другое дело, что раньше периоды «большой воды» были достаточно продолжительными, а маловодье длилось недолго. Но отмечу, что текущее маловодье – самое длительное за всё время наблюдений. В научной среде ведутся дискуссии, стоит ли нам его рассматривать как непрерывное – с 2007 по 2020 годы, либо мы должны завершить этот ряд 2018 годом, а сейчас уже следующий гидрологический цикл. Но это уже нюансы. В 2018 году объём водного стока очень повысился, стал намного выше среднего. Такие резкие повышения объёмов уровня воды говорят о том, что климатическая система сейчас претерпевает изменения, есть некая разбалансированность, поскольку мы видим слишком яркие контрасты значений уровня воды. Подобная ситуация была в 1938 и 1939 годах – это периоды маловодья, но сменились очень обильными многоводными 1940-ми годами.
– С чем же связанны подобные явления?
– Это связано с перестройкой системы атмосферной циркуляции. Русский метеоролог А.И. Воейков сказал, что реки являются продуктом климата, ведь они «питаются» атмосферными осадками: дождём, снегом, к тому же климат определяет, что с осадками происходит дальше: они впитываются в почву, испаряются или стекают в речную сеть. Это и определяет объём стока. Человек может вести корректировку и перераспределение стока с помощью водохранилищ, плотин и т. д. Человек может распределить воду по сезонам, например, накопить воду весной и обеспечить увеличение водозабора в летнее время для судоходства и полива. Но поменять и как-то повлиять на годовой объём стока люди не могут! Это обусловлено количеством осадков, как они распределились в тёплое и холодное время года, как накопились в бассейнах рек: впитались ли в землю или стекли по поверхности и попали в гидросеть.
Рукотворное море
– Алексей Владимирович, давайте поговорим о Цимлянском водохранилище. Ведь это рукотворный объект, значит, люди могут влиять на процессы, в нём происходящие. А процессы там идут, по слухам, печальные: так называемое море стремительно мелеет…
– Да, слышал рассказы про то, что чуть ли не стали видны церкви затопленных станиц. Конечно, это не более, чем слухи. Мы третий год работаем над проектом при поддержке Русского географического общества «Изучение трансформации среды и биоты Цимлянского водохранилища и Нижнего Дона в условиях изменения климата». Исследования мы решили начать после 2015 года (тогда было зафиксировано экстремальное маловодье), тогда к сентябрю вода ушла от берега на расстояние до полутора километров. Участки осушки стали зарастать.
Сейчас уровень Цимлянского водохранилища претерпевает изменения. Весной туда приходит вода, она расходуется на нужды сельского хозяйства и судоходство, применяется в гидроэнергетике и для хозяйственно-бытовых нужд. Вот, например, ситуация, когда воды пришло весной мало, а расход идёт по обычному сценарию. А следующей весной опять маловодный год, при этом водохранилище уже израсходовало свои запасы воды в прошлом году. Вот тогда мы наблюдаем такие явления, как отступание береговой линии и появление новых зон осушек.
– На какой отметке находится сейчас уровень Цимлянского водохранилища?
– Это 32,2 метра при уровне т.н. мёртвого объёма в 31 метр. Мёртвый объём – это «несрабатываемая» часть водохранилища, его ложе, чаша. Рабочий объём сверху наполняется, вырабатывается, и его уровень всё время может меняться, поскольку он участвует в регулировании стока (в отличие от уровня мёртвого объёма). Как видим, цифры настораживают и приближаются к критическим значениям. Но давайте вспомним, что в 2015 году уровень воды в Цимлянском водохранилище достигал 31,16 метра, т.е. всего на 16 сантиметров выше уровня мёртвого объёма.
Чем питаются реки
– Получается, что 2020 год повторяет сценарий маловодного 2015 года?
– Во многом – да, тогда приток весенних вод в водохранилище был равен трети от нормы, которая должна приходить весной в водохранилище. Такие маловодные годы наверняка будут и в будущем. Приходится снижать сбросы, воды на Нижнем Дону становится меньше. Плюсы – появляется больше пляжей на обнажившихся береговых зонах. Но это, пожалуй, и всё. Остальные последствия – негативные: чем меньше воды, тем больше концентрация загрязняющих веществ, суда идут с неполной загрузкой и компании несут большие экономические потери, сокращается водообеспеченность сельского хозяйства. На Цимлянском водохранилище мелеют балки, обнажается дно, зарастают нерестилища. Все это негативно сказывается на рыбном промысле, традиционно играющем большую роль в системе хозяйствования прибрежных хуторов и станиц. И ещё важный момент: когда воды приходит меньше, происходит перераспределение генетических классов воды. Для бассейна Дона характерны три типа питания рек: снеговое, дождевое и грунтовое. В Дону в идеале преобладает снеговое питание. Но когда его не хватает, то в процентном соотношении становится больше доля грунтового питания. Эти воды более минерализованы, чем снеговые. В них растворены всяческие соли. Получается, что у нас в реке теперь вода имеет изменённый ионный состав и повышенную минерализацию. Этот процесс мы и наблюдаем сейчас. Грозит это тем, что на устьевом участке реки (между ст. Раздорской и устьем) могут сформироваться условия, при которых минерализация в реке будет выше единицы (1 г/л), а это уже граница для качества нормальной питьевой воды. Сделать с этим ничего нельзя, это природный процесс.
– Как маловодье на Дону влияет на Азовское море?
– Из-за этого как раз и идёт процесс осолонения Азовского моря и Таганрогского залива. Чем меньше пресной воды из Дона поступает в море, тем больше туда приходит солёной воды из Чёрного моря. Осолонение ведёт к тому, что изменяются флора и фауна. Так, в прошлом и текущем годах к восточным берегам Азовского моря стали подходить медузы корнероты, они даже заходят в Таганрогский залив. Кстати в 70-х годах наблюдали такие же явления. А вот уровень воды в Азовском море и Таганрогском заливе от маловодья Дона не зависит почти никак. Поскольку Азовское море не изолировано от остальной части Мирового океана, обмен водой между ним и системой морей Атлантического океана идёт, условно говоря, по принципу сообщающихся сосудов, сток из Дона не может на это повлиять.
Зерновой портал Центрального Черноземья

Рекомендуемые статьи