Коммерсантъ: Кредиты исчезли с зерном

Как стало известно, Россельхозбанк начал исковую кампанию и инициировал уголовные разбирательства после невыплаты Орловской хлебной базой №36 и рядом ее поручителей 371 млн руб. кредитов. Хлебная база стала скандально известной после хищения, по версии следствия, десятков тысяч тонн зерна Объединенной зерновой компании и других контрагентов, а также предполагаемого покровительства со стороны ныне подсудимого экс-начальника управления экономической безопасности и противодействия коррупции (УЭБиПК) областного УМВД Федора Козина. Теперь следствие с подачи Россельхозбанка обнаружило, что «неустановленные лица» из руководства хлебной базы похитили 7,6 тыс. т зерна — залогового имущества двух юрлиц, выступавших с хлебной базой взаимными поручителями по кредитам Россельхозбанка на 465 млн руб. Большую часть долга банк взыскивает в рамках банкротных дел, а часть – пока безуспешно – пытается отсудить у «РСХБ-Страхования», застраховавшего зерно.
О попытках Россельхозбанка взыскать часть 371 млн руб. стало известно по итогам рассмотрения споров банка с заемщиками и поручителями в Орловском райсуде, а также разбирательства в арбитраже. Речь идет о взаимоотношениях орловского филиала банка с Орловской хлебной базой №36 и рядом близких ей юрлиц и физлиц — Иваном и Ириной Васильковыми, Александром Ленковым, а также ООО «Агропромматериалы», ООО «Восход», ЗАО «Орловский мелькомбинат», ООО «Хомутовский элеватор» и ООО «Агропромтрейд». В большинстве этих компаний уже начались процедуры банкротства.
Согласно материалам суда, банк открыл «Агропромматериалам», «Агропромтрейду» и хлебной базе (по данным СКР, подконтрольна Ивану Василькову) кредитные линии с общим лимитом 465 млн руб. Обеспечением выступала цепочка поручительств – взаимных, а также с другими юрлицами (возглавляемыми господином Васильковым ООО «Восход», ООО «Хомутовский элеватор» и ЗАО «Орловский мелькомбинат») и физлицами. Кроме того, в залоге банка оказались оборудование, транспорт и зерно компаний.
В итоге заемщики не смогли соблюдать график выплаты задолженности, а банк обратился в суд. Финорганизация потребовала взыскать задолженность в 371 млн руб. в солидарном порядке.
В ответ хлебная база во встречном иске попыталась оспорить договор ипотеки на имущество стоимостью 412 млн руб., заключенный якобы «под влиянием заблуждения и на кабальных условиях»: проведенная по заказу предприятия оценка обозначила реальную стоимость имущества компании в 980 млн руб. Районный суд в октябре 2019 года решил частично удовлетворить требования Россельхозбанка (на 310 млн руб.), а во встречном иске отказал на основании пропущенного срока давности. Сейчас получатели кредитов оспаривают это решение в областном суде.
Но залоговое зерно исчезло со складов хлебной базы, следует из материалов арбитражного суда. Этот факт лег в основу новых эпизодов в уголовных делах по признакам хищения зерна с Орловской хлебной базы №36. Ранее в орловском СКР анонсировали другие эпизоды — о хищении 7,6 т зерна ОАО «Осколнефтеснаб» и 19 тыс. т зерна интервенционного фонда Объединенной зерновой компании. Залоговое зерно «Агропромматериалов» и «Агропромтрейда» (7,3 тыс. т пшеницы общей стоимостью 66 млн руб.) было застраховано в «РСХБ-Страховании».
Банк обратился в арбитражный суд Орловской области с иском к страховой компании, требуя выплатить 80,8 млн руб. возмещения. Договор страхования был заключен в июне 2018 года, а уже в ноябре, согласно материалам арбитража, сотрудники банка вместе с полицейскими ОЭБиПК УМВД по Орлу провели проверку и не обнаружили зерна.
29 ноября 2018-го банк обратился в страховую компанию, а в марте 2019 года страховщик отказал банку: к тому моменту было возбуждено уголовное дело о мошенничестве (ч. 7 ст. 159 УК РФ, до десяти лет лишения свободы). При этом Россельхозбанк пытался добиться переквалификации уголовного дела на особо крупную кражу (ч. 4 ст. 158 УК РФ, до десяти лет лишения свободы), но безуспешно. Возбужденное полицией дело было передано в орловское управление СКР. Там рассказали, что не будут комментировать уголовные дела, связанные с хлебной базой, до их передачи в суд.
Арбитражный суд уже отказал Россельхозбанку в выплате компенсации, указав, что мошеннические действия не являются страховым случаем. Но банк сможет повторно обратиться в суд, если изменятся обстоятельства уголовного дела или квалификация деяний в приговоре, подчеркнули в арбитраже. «Агропромматериалы» и ЗАО «Орловский мелькомбинат» попытались обжаловать мотивировочную часть решения первой инстанции: они настаивали, что проверки в ноябре 2018 года фактически не проводились. Но суд не нашел оснований для изменений мотивировочной части.
В орловском филиале Россельхозбанка сказали, что пока не приняли решения об обжаловании решения арбитража.
Кроме того, СКР продолжает рассмотрение уголовного дела о попытке замять дело по факту кражи зерна с хлебной базы. Речь идет о покровительстве бывшего начальника УЭБиПК УМВД России по Орловской области Федора Козина якобы бенефициару хлебной базы Ивану Василькову, с которым господин Козин, по версии следствия, «поддерживал деловые и дружеские отношения». Эпизод квалифицирован как превышение полномочий (ч. 3 ст. 285 УК РФ). Роль руководителей хлебной базы в хищениях еще устанавливается. В ноябре 2018 года следствие ходатайствовало об аресте гендиректора АО «Хлебная база №36» Игоря Киселева и руководителя по развитию ЗАО «Орловский мелькомбинат» Ирины Васильковой, но суд посчитал их причастность недоказанной.
Юристы не видят у Россельхозбанка шансов взыскать страховое возмещение за исчезнувшее зерно.
«Очевидно, что банк не страховал такой риск, как мошенническое хищение имущества, а произошло, по всей видимости, именно оно: украсть зерно на 80 млн руб. путем взлома и проникновения крайне сложно ввиду количества этого зерна, — отмечает партнер фирмы "Рустам Курмаев и партнеры" Дмитрий Клеточкин. — На мой взгляд, имела место ошибка юристов банка при заключении договора страхования. Именно мошенничество является более вероятным способом хищения зерна, нежели, к примеру, разбойное нападение. Банк может либо продолжать добиваться в уголовном процессе переквалификации действий преступников, либо взыскивать деньги с должников».
Другой путь — гражданский иск в уголовном процессе, предъявленный банком лицам, причастным к совершению этого преступления, подчеркивает управляющий партнер юридического бюро «Замоскворечье» Дмитрий Шевченко.
Коммерсантъ (Воронеж)№60 от 03.04.2020

Рекомендуемые статьи